Цели и основные задачи ВКС России в Сирии

Опыт боевого применения ВКС РФ на сирийском ТВД

Сделать ее заметнее в лентах пользователей или получить ПРОМО-позицию, чтобы вашу статью прочитали тысячи человек.

  • Стандартное промо
  • 3 000 промо-показов 49
  • 5 000 промо-показов 65
  • 30 000 промо-показов 299
  • Выделить фоном 49
  • Золотое промо
  • 1 час промо-показов 10 ЗР
  • 2 часa промо-показов 20 ЗР
  • 3 часa промо-показов 30 ЗР
  • 4 часa промо-показов 40 ЗР

Статистика по промо-позициям отражена в платежах.

Поделитесь вашей статьей с друзьями через социальные сети.

Ой, простите, но у вас недостаточно континентальных рублей для продвижения записи.

Получите континентальные рубли,
пригласив своих друзей на Конт.

Верховный главнокомандующий Вооруженными Силами России Владимир Путин объявил о завершении военной операции в Сирии. Летчики, саперы, медики, представители других видов и родов войск вернулись на места постоянной дислокации, к родным и близким. Каковы итоги участия наших Вооруженных Сил, прежде всего ВКС, в уничтожении бандформирований за минувшие с начала операции в САР два года? Как показала себя в боевых условиях наша авиационная техника?

Напомним: выполнение интернационального долга российскими военными в Сирийской Арабской Республике осуществлялось по просьбе президента Башара Асада. Через несколько часов после того, как Совет Федерации РФ единогласно поддержал обращение Владимира Путина об использовании Вооруженных Сил в Сирии, ВКС нанесли первые ракетно-бомбовые удары по наземной инфраструктуре террористического «Исламского государства» (запрещенного в России).

Группировка нашей авиации в то время составляла более 50 самолетов. Это фронтовые бомбардировщики Су-24М2 – глубоко модернизированные машины, на которых установлены современные средства навигации и прицеливания, позволяющие наносить точные удары, Су-34 – новые многофункциональные фронтовые бомбардировщики с современными бортовыми прицельно-навигационными системами и вооружением, штурмовики Су-25СМ с бронированной защитой летчика и двигателя, которые достойно прошли Афганистан. А также многофункциональные истребители Су-30СМ, ударные вертолеты Ми-24П и Ми-35М, транспортно-штурмовые Ми-8АМТШ, транспортные Ми-17, разведывательная авиация. Все эти машины чрезвычайно надежные, у них хорошая функциональная совместимость, а сама конструкция обеспечивает оптимальную простоту в управлении.

Размещалась российская авиационная группировка на базе «Хмеймим» (международный аэропорт Сирии им. Басиля Аль-Асада), которую охраняла батальонная тактическая группа морской пехоты Черноморского флота со средствами усиления и спецназ. Прикрытие с моря обеспечивали корабли ВМФ во главе с ракетным крейсером «Москва». Боевые вертолеты Ми-24 осуществляли патрулирование ближнего периметра на малых и предельно малых высотах. База и сегодня, после вывода основной группировки хорошо защищена системой противовоздушной обороны и наземных войск.

Основными объектами ударов стали боевые позиции террористов, командные пункты, заводы и мастерские, крупные склады боевой техники, боеприпасов, ГСМ, специального вещевого имущества и продовольствия, скрытые базы, которые ранее были законсервированы или тщательно замаскированы, перевалочные и опорные пункты, ПУ с узлами связи, караваны с оружием и боеприпасами, тренировочные лагеря, мосты и другие объекты.

Для специалистов, конечно же, закономерен вопрос: чем отличаются боевые задачи, выполняемые летным составом в Сирии, от тех, что были в афганской кампании? Ответить можно коротко: практически ничем. Хотя в любой региональной кампании всегда свои особенности и новизна. Афганская, несмотря на множественные просчеты и ошибки, для отечественных ВВС стала едва ли не самой успешной и эффективной за послевоенное тридцатилетие. Авиаторы штурмовиков Су-25 летали столько, сколько не летали ни одни другие строевые летчики в мире. В боевых действиях с моджахедами успешно отметилась и дальняя авиация, которая выполняла специфические боевые задачи, например по уничтожению лазуритового месторождения Ахмад Шаха Масуда в районе Джарм, ряд других.

В Сирии интенсивность боевых вылетов оказалась гораздо выше. В частности, только в один из последних месяцев нахождения в САР в ходе операции по разгрому группировки ИГ в районе Дейр эз-Зора совершено более 1600 вылетов, поражено свыше двух тысяч целей. Уничтожены десятки складов с боеприпасами и боевой техникой, вооружением, продовольствием и специальной одеждой. Такая интенсивность работы авиации была вызвана ростом подтвержденных разведывательных данных об объектах инфраструктуры, наступлением группировок террористов на отдельных участках ТВД, необходимостью снизить боевой потенциал и подорвать материально-техническую базу боевиков, дезорганизовать их систему управления.

К примеру, в провинциях Идлиб, Хомс, Хама, Алеппо, Дамаск, Латакия группировка ВКС России в течение суток совершила 71 вылет и нанесла удары по 118 объектам. В районе населенного пункта Сальма провинции Латакия был уничтожен командный пункт и крупный склад боеприпасов. Удары наносились также по скрытым базам боевиков, которые ранее были законсервированы или тщательно замаскированы, перевалочным и опорным пунктам, КП. На окраине населенного пункта Мисраба в провинции Дамаск был уничтожен пункт управления с узлом связи террористической группировки «Джейш аль-Ислам», благодаря чему нарушена система управления боевиков.

Подчеркнем: изначально совершалось около 20 боевых вылетов за день, но постепенно их количество наращивалось. В ходе операции изменилась и тактика. Наши летчики перешли к работе в одиночку, атакуя несколько целей за вылет. Методика их боевой работы строилась на данных космической, воздушной разведки и только после уточнения всех сведений, получаемых из штаба сирийской армии. Как правило, атаковали с высоты более пяти тысяч метров, чтобы избежать поражения переносными зенитно-ракетными комплексами типа «Стингер». Бортовое прицельно-навигационное оборудование самолетов позволяло обеспечить попадание по любым наземным целям террористов с высокой точностью.

Наряду с этим российские летчики осуществляли непосредственную поддержку наступающих сирийских войск, нанося боевые удары по их заявкам, препятствовали снабжению террористических группировок и пополнению их частей людьми. В результате резко возрастало число целей, которые нужно поразить, как и расход боекомплекта. Если раньше российские самолеты брали по два – четыре высокоточных боеприпаса или четыре – шесть обычных, то к концу операции уходили на боевые задания с многозамковыми держателями, позволяющими нести уже грозди бомб.

Смертники не помогли

Каждому вылету предшествовала тщательная подготовка. Изучались материалы объективного контроля, разведданные БЛА, снимки космической разведки, информация наземных спецслужб Сирии и России. Применяемые на фронтовых самолетах бомбардировочной и штурмовой авиации бомбы свободного падения и управляемое оружие позволяли не входить в зону поражения ПЗРК боевиков ИГ, а значит, находиться в безопасной зоне боевых действий.

17 ноября 2015 года Россия впервые задействовала в сирийской операции стратегические ракетоносцы Ту-160, Ту-95 МС, а также 12 дальних бомбардировщиков Ту-22М3. Ту-160 и Ту-95МС в общей сложности выпустили более 30 ракет по позициям ИГ в провинциях Хомс, Алеппо и Ракка. В итоге уничтожены 14 объектов, в том числе лагерь подготовки боевиков ИГ, завод по производству оружия и бронетехника. Самолеты работали группами: один наносит удар, другой его прикрывает. 12 дальних бомбардировщиков Ту-22М3 и Ту-22М3М впервые провели массированную бомбардировку объектов военной инфраструктуры. Удар наносился группами по два самолета Ту-22М3 с применением по 12 ОФАБ-250-270. В результате уничтожены базы и лагеря террористов в провинциях Ракка и Дейр эз-Зор.

Все это говорит о том, что основной вклад в реализацию оперативного замысла по разгрому ИГ обеспечила ударная авиация ВКС, выполнившая сотни вылетов и нанесшая тысячи ракетно-бомбовых ударов. Беспилотная авиация постоянно обеспечивала необходимой разведывательной информацией наступающие силы сирийских и российских войск. Ударные вертолеты Ка-52, Ми-28Н, Ми-35М, прикрывавшие наступающие войска, выполняли основную работу по «прополке» игиловских отрядов от танков, бронетехники и пикапов-тачанок, тем самым лишая их огневой мощи и мобильности. Су-34 и Су-24М уничтожали бронетехнику, колонны противника, укрепрайоны и пункты управления, районы сосредоточения бандформирований. Истребители Су-35С, Су-30СМ, Су-27СМ3 предотвращали «ошибочные удары» со стороны переживавших за черных бородачей «партнеров» из американской коалиции, прикрывали нашу ударную авиацию, выполняли другие задачи.

Большую роль сыграло обеспечение российской группировки надежными, обладающими высокими характеристиками, интегрированными, многоуровневыми системами противовоздушной обороны ВКС, действующими в тесной спайке с современными средствами разведки, в том числе с БЛА различных типов. Развертывание второго российского зенитно-ракетного дивизиона С-400 было завершено недалеко от сирийского города Масьяф в провинции Хама вместе с ракетно-пушечным комплексом «Панцирь-С». Позиция ЗРК ПВО С-400 располагалась на прибрежном горном массиве и позволяла, с одной стороны, обеспечить значительный обзор РЛС дивизиона, а с другой – компенсировать «затенение» радиолокационного поля у Хмеймима из-за горного хребта.

В целом авиационная группировка ВКС полностью сковала активные боевые действия ИГ, надежно прикрыла наступающие сирийские и российские войска.

Серьезную работу выполнили инженерные подразделения. Например, переправа на восточный берег Евфрата возводилась с помощью российских военных. Для этого в Сирию военно-транспортной авиацией была переброшена техника нового понтонного парка ПП-2005 и самоходные паромно-мостовые машины ПММ-2М, позволяющие быстро форсировать реку. В течение двух дней возведен мост с пропускной способностью восемь тысяч машин в сутки.

Сразу после нанесения воздушного удара боевой авиацией ВКС сирийская армия при поддержке российского спецназа и воздушно-космических сил провела рядом с Дейр эз-Зором форсирование водной преграды. Передовые части закрепились на восточном берегу реки. Это по-настоящему историческое событие наверняка войдет в учебники военного искусства.

Стремясь остановить наступление сирийской армии возле Дейр эз-Зора и нарушив перемирие в провинции Хама, в наступление при поддержке бронетехники ИГ бросило сотни отлично подготовленных ингимаси (от араб. врывающиеся) – особый спецназ исламистов, их силы специальных операций. На каждом таком террористе пояс смертника, хотя подрывают они себя лишь в случае совершенно безвыходного положения. А настоящих шахидов пускают вперед. Задача ингимаси – одержать победу либо пасть в бою. Но ничего не помогло. В итоге десятки трупов боевиков, сгоревшие и захваченные бронемашины. И это несмотря на то, что для подготовки операции джихадисты использовали инструкторов из США, американскую боевую технику, закрытую связь спецслужб.

Параллельно с выполнением интернационального долга российские «оборонщики» и летчики проверяли в боевой работе по объектам ИГ новейшее оружие, в том числе после модернизации и доработок. Необходимость в этом возникла после реального использования образцов на нетрадиционном для нас ТВД. С точки зрения нанесения максимального ущерба группировкам ИГ и так называемой оппозиции использование в Сирии наших крылатых ракет (КР) как воздушного, так и морского, наземного базирования было совершенно оправданно.

Новейшая сверхдальнобойная КРВБ Х-101 (ядерный вариант-Х-102) активно применялась в Сирии в 2015–2016 годах. В ходе нескольких серий было выпущено 48 таких КР. Основным их носителем в то время был Ту-160. Позже подключились и Ту-95.

Один стратегический бомбардировщик Ту-95 может нести на внешней подвеске до восьми Х-101. В его внутреннюю револьверную пусковую установку можно поместить до шести таких крылатых ракет. 5 июля 2017-го с двух Ту-95МСМ, сопровождаемых звеном многоцелевых истребителей Су-30СМ с полным боевым комплектом ракет класса «воздух-воздух», были выпущены пять КР Х-101 и поражены четыре цели ИГ.

Этот опыт бесценен. Даже интенсивная боевая подготовка, насыщенная учениями и маневрами, никогда не заменит реального участия в локальных конфликтах или ограниченных вооруженных действиях.

Дело не только в чисто военном опыте, который является следствием сложившейся международной ситуации и самым тесным образом перекликается с ней. Как сказал классик, война есть продолжение политики иными, насильственными средствами. Поэтому важнейшим аспектом сирийской кампании является то, против кого она велась изначально и продолжается сегодня.

Если бы страна, на стороне законного правительства которой воюет Россия, перешла под контроль суннитских радикалов (это отнюдь не только «Исламский халифат», а почти все «борцы с тиранией Асада»), то мгновенно превратилась бы в не имеющий аналогов в современной истории источник терроризма, несравненно более опасный, чем Афганистан при талибах. Для суннитских радикалов внешняя экспансия не просто основа идеологии, а способ существования. И Россия стала бы одной из важнейших целей, причем немедленно. Не начни Москва сирийскую операцию два года назад, уже сейчас мы воевали бы на своей территории или в так называемом мягком подбрюшье России. То есть по сути кампания в конечном итоге принесла стране высокий доход в виде предотвращенного ущерба.

Взятие Ракки и Дейр эз-Зора – окончание суннитского военного сопротивления на территории Сирии в ИГ-формате не означает, что оно там перестало существовать. Халифат жизнеспособен при наличии ряда факторов. Главный – контроль территорий, на которых эта организация может сформировать органы управления, создать налоговую систему и силовой аппарат, являющийся гарантией безопасности для местных суннитов. Суть – предоставление им оптимальной модели социально-экономической автономии и устройства государства, основанного на шариате в его изначальном виде в противовес существующим в арабском мире полусветским монархиям и псевдореспубликам, режимы которых коррумпированы и не в состоянии предоставить молодежи социальные лифты.

Главное отличие ИГ от «Аль-Каиды» в том, что оно с самого начала стремилось к самодостаточной системе финансирования благодаря образованию квазигосударства с установлением контроля над основными источниками получения доходов: нефтяными и водными ресурсами, ирригационными сооружениями, сухопутными и речными маршрутами. «Аль-Каида», как известно, всегда жила за счет финансовых траншей из стран Аравийского полуострова.

ИГ – сугубо националистическое образование, использующее, но не практикующее идеологию строительства всемирного халифата для рекрутирования живой силы за рубежом, без чего существовать на больших пространствах не может. От 60 до 70 процентов личного состава ИГ и «Джебхат ан-Нусры» составляли иностранцы.

Одна цель – одна бомба

Созданная в Сирии российская авиагруппировка, состоящая только из современных и модернизированных образцов техники, оборудованных передовым вооружением и прицельно-навигационными комплексами, позволила наносить высокоточные удары по бандформированиям на всей территории САР, не заходя в зону ПЗРК противника. Широкое использование разведывательно-ударных систем на основе комплексов разведки, управления и связи дало возможность реализовать принцип «Одна цель – одна ракета (бомба)».

Превосходство российской группировки в средствах разведки, РЭБ, комплексных систем управления и поражения обеспечило бесконтактное поражение противника с минимальным риском для наших войск и сил.

Сравнительный анализ результатов действий российских летчиков и авиации международной коалиции в Сирии показывает, что имея в разы меньше самолетов, ВКС России выполнили в три раза больше боевых вылетов и нанесли в четыре раза больше ракетно-бомбовых ударов.

Наиболее выразительным показателем для оценки эффективности работы военных летчиков является соотношение количества боевых вылетов к числу понесенных при этом боевых потерь. Чисто статистически потери при любом боевом применении войск неизбежны. Но если рассмотреть, что происходило в этом смысле с российской авиационной группировкой в Сирии, то за время операции, по официальным данным, произведено более 28 тысяч боевых вылетов и около 99 тысяч ударов по боевикам. Потери же составили три самолета (Су-24, сбитый турецким F-16, потерпевшие аварию Су-33К и МиГ-29К авиакрыла крейсера «Адмирал Кузнецов»), пять вертолетов.

Для сравнения: за девять лет боевых действий в Афганистане советской авиацией выполнен почти миллион боевых вылетов, потеряны 107 самолетов, 324 вертолета. Иначе говоря, при грубом округлении на каждые 100 тысяч боевых вылетов мы теряли 10 самолетов и 30 вертолетов. Если бы такая же пропорция сохранялась в авиационной группировке ВКС в Сирии, потери авиации оказались бы два-три самолета и около 10 вертолетов.

По заявлению генерал-полковника Виктора Бондарева, на тот момент главнокомандующего ВКС, хорошо подготовленные российские летчики «ни разу не промазали, ни разу не нанесли удара по школам, больницам, мечетям». Во многом еще и потому, что план воздушной операции был тщательно продуман и разработан с учетом четкого взаимодействия с сирийским военным руководством. Кроме того, нам, повторим, удалось навести порядок в воздушном пространстве Сирии благодаря переброске в страну С-400.

Россия одержала убедительную победу над многотысячными формированиями террористов, которые два года назад контролировали около 80 процентов территории САР. И тем самым сохранила ее суверенитет и целостность, отвела удар черной нечисти от своей территории, заявила о себе как о мощном геостратегическом игроке, с национальными интересами которого нельзя не считаться.

92 тысячи авиаударов: каких результатов достигли ВКС России за два года операции в Сирии

Легитимное военное присутствие в Сирии является одним из преимуществ России на дипломатическом фронте. Воздушно-космические силы РФ действуют в арабской республике на основании договора от 26 августа 2015 года, который позволяет Москве держать в стране авиационную группировку.

Первые удары по «Исламскому государству»* были нанесены 30 сентября 2015 года. Бомбардировке подверглись скопления военной техники, транспортные средства, склады оружия, боеприпасов и горюче-смазочных материалов (ГСМ).

В общей сложности за два года проведения операции российские ВКС совершили более 92 тыс. авиаударов. По состоянию на сентябрь 2017 года авиация РФ уничтожила более 53,7 тыс. боевиков, 8,3 тыс. командных пунктов, 17,2 тыс. опорных пунктов, 970 лагерей подготовки и 9,3 тыс. объектов инфраструктуры террористических организаций.

Также удары ВКС были направлены на подрыв финансового благосостояния ИГ*, которое зарабатывало на торговле энергоресурсами. По данным Минобороны, российские самолёты разбомбили 132 станции перекачки топлива и колонн топливозаправщиков, 212 нефтяных месторождений и нефтегазовых комплексов и 6,7 тыс. складов ГСМ.

Авиационное крыло

Главная задача ВКС — поддержка сухопутных операций сирийской армии. На начальном этапе российской миссии правительственные войска находились в очень тяжёлой ситуации. Различные группировки боевиков оккупировали 85% Сирии.

Эффективная работа российской авиации позволила сократить наступательные возможности боевиков в конце 2015 года. В 2016 году сирийская армия смогла взять несколько крупных городов, включая Алеппо, а в ходе весенней и летней кампании 2017 года освободила центральную часть страны.

Ожидается, что до конца текущего года правительственные войска выбьют террористов с востока САР, и «Исламское государство» прекратит существование как военная структура. 22 сентября Минобороны сообщило, что за минувшие два года от ИГ было освобождено 2235 населённых пунктов, или 87,4% территории Сирии.

Состав российской авиационной группы в Сирии постоянно менялся. В сентябре 2015 года его основу составляли 12 штурмовиков Су-25СМ, 12 бомбардировщиков Су-24М, четыре многоцелевых тяжёлых истребителя поколения 4+ Су-30СМ, вертолёты Ми-8 и Ми-24.

Читайте также:  Как получить работу в ФСБ без прохождения службы в армии

В октябре-ноябре 2015 года авиакрыло увеличилось примерно до 70 единиц за счёт бомбардировщиков и истребителей. В феврале 2016 года после достижения договорённости о перемирии президент РФ Владимир Путин распорядился сократить авиагруппировку.

Сегодня регулярные боевые вылеты совершает не только оперативно-тактическая, но и дальняя авиация — Ту-22М3, Ту-95МС, Ту-160. Как правило, стратегические бомбардировщики вылетают с аэродрома Энгельс Саратовской области.

Бомбами и ракетами

Основными средствами поражения террористов являются Су-24М и Су-25СМ «Грач». Машины способны нести значительное количество боеприпасов, прежде всего корректируемые и свободно падающие авиационные бомбы. Именно эти виды боеприпасов, произведённых ещё в советский период, чаще всего использовались в сирийской операции.

Причин массового использования авиационных бомб в САР несколько. Во-первых, ВКС России требовалось разгрузить склады с советскими боеприпасами, которые подлежали утилизации. Во-вторых, фугасные бомбы прекрасно справляются с задачей по уничтожению инженерных сооружений террористов.

Авиационные бомбы не являются высокоточным оружием, однако большая их часть оснащена головками самонаведения, что позволило повысить точность бомбометания до максимально возможного уровня.

Точность попадания даже 500-килограммовых бомб может достигать нескольких метров. В итоге российские ВКС получили эффективное и относительно недорогое средство поражения.

Однако ВКС нередко используют ракеты, в том числе новейшие. Например, 17 и 19 ноября 2015 года бомбардировщики дальней авиации выпустили по объектам ИГ стратегическую крылатую ракету с использованием технологий снижения радиолокационной заметности X-101.

Ракета является разработкой подмосковного МКБ «Радуга». Х-101 призвана заменить Х-55, стоящую на вооружении с 1980-х годов. В ходе боевого применения в Сирии была доказана способность Х-101 с большого расстояния (до 5500 км) поражать статичные и подвижные цели с отклонением не более чем в 10 метров.

Боевое крещение в САР получили самолёты дальней авиации Ту-95 и Ту-160. 17 ноября 2015 года 25 стратегических бомбардировщиков осуществили массированный ракетно-бомбовый удар по позициям террористов. Ударами 34 крылатых ракет было уничтожено 14 объектов ИГ.

Экипажи российских самолётов продемонстрировали свою боеготовность и способность к реальному применению высокоточного оружия.

За время операции российские ВКС потеряли одну машину (без учёта потерь нескольких вертолётов, которые относятся к армейской авиации). Трагедия произошла 24 ноября 2015 года. Выпущенная турецким истребителем F-16 ракета «воздух —воздух» поразила Су-24М. Пилот, подполковник Олег Пешков, погиб, штурмана Константина Мурахтина удалось спасти.

После инцидента российские штурмовики и бомбардировщики, включая машины дальней авиации, вылетают на боевое задание только под прикрытием истребителей. Кроме того, Россия перебросила в Сирию зенитный ракетный комплекс (ЗРК) С-400 Триумф».

Тест на мастерство

Операция в Сирии позволила Минобороны РФ проверить боеготовность практически всех военных лётчиков.

По состоянию на сентябрь 2017 года боевой опыт получили 86% лётного состава ВКС.

В частности, сирийскую кампанию прошли 75% экипажей дальней авиации, 79% — оперативно-тактической, 88% — военно-транспортной авиации и 89% — армейской авиации (вертолёты).

По результатам боевых вылетов были выявлены положительные и отрицательные стороны лётной подготовки. Они легли в основу изменения процесса обучения личного состава, что позволит сделать работу лётчиков более эффективной. В учебные центры поставили новые тренажёры, изменились схемы ведения воздушного боя.

Практически ни одна крупномасштабная операция не обходится без применения беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). Россия перебросила в САР разведывательные «Орланы-10», «Эникс-3», выполняющие наблюдение за территорией вокруг базы Хмеймим, и тяжёлые «Форпосты», осуществляющие съёмку бомбовых ударов авиации по позициям боевиков.

Применение БПЛА позволяет определять цели артиллерийских ударов и проводить спасательные операции. Достаточно сказать, что с помощью «Орланов» был обнаружен штурман сбитого Су-24М.

Условия договора с Дамаском об аренде Хмеймим не ограничивают Россию в выборе и количестве самолётов и боеприпасов. Это означает, что командование ВКС на своё усмотрение может менять состав авиакрыла и испытывать новые летальные и нелетальные вооружения.

База с нуля

Несомненным достижением Минобороны является развёртывание в течение месяца авиабазы в Латакии. Военное ведомство решило сложную логистическую задачу, сумев задействовать ресурсы транспортной авиации и флота, которые осуществляют снабжение авиагруппировки.

Только за 2015 год в рамках подготовки инфраструктуры аэродрома Хмеймим экипажами тяжёлых самолётов Ил-76 и Ан-124 «Руслан» выполнено более 280 рейсов и перевезено 13 750 тонн грузов. Транспортная авиация перебрасывает в САР военную технику, продовольствие и различное оборудование.

Однако зарубежные СМИ утверждают, что ведущую роль в материально-техническом обеспечении базы Хмеймим играет так называемый Сирийский экспресс — регулярные рейсы больших десантных кораблей (БДК) ВМФ, а также зафрахтованные Минобороны гражданские суда.

Хмеймим находится в 50 км порта Тартус, который с советских времён является пунктом обеспечения ВМФ. В данный момент Россия модернизирует порт.

На базе были созданы и бесперебойно функционируют все системы материального и инженерного обеспечения авиагруппировки. На аэродроме развёрнуты десятки объектов — пункты заправки техники, склады для хранения ГСМ, ракет и других боеприпасов.

Считается, что российское командование переняло опыт ведения советскими войсками войны в Афганистане. Сирийская база создана по подобию 14-го военного городка, где в Кабуле дислоцировались штаб 103-й воздушно-десантной дивизии, 50-го парашютно-десантного полка, 1179-го артиллерийского полка и части обеспечения.

Для создания необходимой жилой и административной инфраструктуры в Хмеймиме Минобороны использовало универсальные контейнеры размером два на шесть метров — КИМБ (конструкция инженерная модульная блочная).

Сооружения могут быть оборудованы под жилой блок с кроватями, кондиционерами, душем и шумоизоляцией, а также под другие бытовые (пункты приёма пищи, бани, прачечные, мобильные хлебозаводы) и военные (пункты управления и связи) нужды.

Эшелонированная оборона

Численность военного и гражданского персонала базы Хмеймим является засекреченной. Известно, что помимо лётных экипажей, инженеров, персонала обеспечения и руководства на базе дислоцированы сотрудники военной полиции и бойцы 810-й отдельной бригады морской пехоты Черноморского флота.

Огромное внимание Минобороны уделило выстраиванию эшелонированной системы защиты базы от нападения с суши и воздуха. Первую линию обороны составляют расчёты ПВО, вторую — блокпосты морских пехотинцев, расставленные по всему периметру базы, третью — инженерные сооружения, четвёртую — блокпосты сирийских военных.

За противовоздушную оборону Хмеймима отвечают ЗРК С-400, зенитный ракетно-пушечный комплекс ближнего радиуса действия «Панцирь-С1», ЗРК среднего радиуса действия «Бук-М2», комплексы «Оса», Печора-2М и С-200. Также развёрнут комплекс радиоэлектронной борьбы «Красуха-4». Дозор внешнего периметра базы осуществляется с помощью БПЛА.

Такие меры безопасности вполне оправданны, поскольку при возведении базы линия фронта пролегала буквально в 5—10 км. Более того, со стороны боевиков предпринимались попытки миномётного обстрела и нанесения бомбового удара лёгкими беспилотниками.

Бесценный опыт

Профессор Академии военных наук Вадим Козюлин заявил RT, что Россия обрела необходимый опыт использования транспортной и боевой авиации. Испытание в Сирии прошли практически все виды авиационной техники. Это позволило выявить их преимущества и недостатки.

«Сирийская воздушная операция дала серьёзную пищу для анализа и последующей работы. Огромный пласт полезной в военном отношении информации скрыт от публики. Но не стоит сомневаться, что необходимые выводы были сделаны», — сказал Козюлин.

По его мнению, Россия подтвердила в Сирии надёжность и высокую эффективность советских самолётов Су-24 и Су-25. Также Козюлин обратил внимание на то, что операция в САР позволила «разгрузить» склады с советскими бомбами.

При этом почти все боеприпасы были снабжены современными головками самонаведения. Корректировкой бомбовых ударов занимаются Силы специальных операций, а проверку результатов бомбометания осуществляют БПЛА.

«Хотелось бы отметить, что Сирия подсказала России острую необходимость внедрения новых беспилотных систем и комплексов уничтожения вражеских БПЛА. Даже в условиях войны с технологически слабым противником без беспилотников невозможно обходиться», — заметил Козюлин.

Собеседник RT полагает, что Минобороны не лукавит, утверждая, что боевые действия в Сирии укладываются в рамки военного бюджета. Операция в арабской республике не требует миллиардных затрат, а вложенные средства окупаются получением бесценного опыта боевого применения.

«Война счёт любит. Но Россия крайне редко применяла дорогое оружие, если не считать полёты дальней авиации, хотя и они абсолютно оправданны. Минобороны избавляется от старых боеприпасов, а ВКС в целом совершают такое количество полётов, которое и должны. Мы выполняем важнейшие задачи по укреплению безопасности без масштабных затрат», — подчеркнул Козюлин.

* «Исламское государство» (ИГ) — террористическая группировка, запрещённая на территории России.

Основные цели военной операции РФ в Сирии достигнуты (I)

11 декабря, выступая перед российскими военнослужащими, Президент России Владимир Путин отдал приказ приступить к выводу из Сирии значительной части дислоцированного в стране российского воинского контингента.o:

Задачи, стоявшие перед российской войсковой группировкой, выполнены блестяще, подчеркнул глава российского государства. Сирия сохранена как суверенное, независимое государство, в стране созданы условия для политического урегулирования под эгидой ООН.

«Летчики, моряки, силы специальных операций, разведка, военнослужащие органов управления, снабжения, военной полиции, медицинской службы, саперы, советники в боевых порядках сирийской армии проявили лучшие качества русского, российского солдата», и сегодня значительная часть российского воинского контингента, находящаяся в Сирийской Арабской Республике, блестяще выполнив боевые задачи, возвращается домой, в Россию. Возвращается, как особо отметил Президент России, с победой.

Военная операция в Сирии началась 30 сентября 2015 года, когда судьба столицы и прибрежных районов, которые из последних сил ещё удерживались к тому времени запросившим Москву о срочной помощи правительством Дамаска, казалось бы, уже была решена. Сирийская арабская армия утеряла преимущество в тяжёлой технике, практически вся авиация пришла в негодность, боевики захватили большинство военных аэродромов, а внешние спонсоры боевиков действовали практически единым фронтом.

За два с небольшим года положение дел радикально изменилось. Относительно компактный российский воинский контингент (суммарно не более 4-5 тысяч человек, включая ЧВК и военную полицию), совместно с воспрянувшей духом сирийской армией и ополченцами, сумел кардинально ослабить международный террористический конгломерат с десятками тысяч боевиков, контролировавших большую часть страны, включая многие крупные города. Эффективными действиями «военной дипломатии» удалось запустить процесс национального примирения на местах, а от былой коалиции «друзей Сирии» мало что осталось. В частности, Турция, которую западные издания называет непримиримым противником Дамаска, тесно сотрудничает с Россией в «тройственном союзе» с Ираном, для укрепления режима прекращения огня.

По состоянию на текущий момент, «освобождено было более 67 тысяч квадратных километров территории Сирии, более 1 тысячи населенных пунктов, 78 нефтегазовых полей, два месторождения фосфатных руд. Выполнено 6 тысяч 956 самолетовылетов и более 7 тысяч вертолетовылетов. Уничтожено было более 32 тысяч боевиков, 394 танка и свыше 12 тысяч единиц оружия и техники», – доложил об итогах операции командующий российской группировкой в Сирии Сергей Суровикин. Начался вывод войск «в составе 25 летательных аппаратов, из них 23 самолета различной модификации, 2 вертолёта К-52, а также воинского контингента в составе отряда военной полиции Российской Федерации, отряда специального назначения, военно-полевого госпиталя, отряда центра разминирования».

Первые самолёты с российскими военнослужащими уже вернулись на родину. В частности, в столицу Дагестана доставлен батальон военной полиции Южного военного округа, выполнявший задачи в Сирии. «Личный состав батальона с мая 2017 года выполнял задачи по контролю за режимом прекращения боевых действий в зонах деэскалации. Он также обеспечивал безопасность мирного населения в ходе проведения гуманитарных акций и сопровождение гуманитарных конвоев», – напомнили в Министерстве обороны России.

Дальние бомбардировщики Ту-22М3 ВКС РФ, участвовавшие в авиаударах по позициям террористов «ИГ» в Сирии, с аэродрома в Северной Осетии направились в пункты постоянной дислокации. Таким образом, надежды «доброжелателей» на ввязывание России в «новый Афганистан» с треском провалились, и теперь они сквозь зубы вынуждены признать: «по прошествии двух лет Путин показал, что Москва не бросает друзей, и что она в состоянии демонстрировать свою мощь далеко за пределами Восточной Европы».

Несколькими днями ранее, 6 декабря, начальник Генерального Штаба Валерий Герасимов объявил о полном освобождении Сирии от террористических банд запрещённого в России «Исламского государства»: «Все бандформирования ИГ на территории Сирии уничтожены, а сама территория освобождена. Министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу доложил об этом час назад верховному главнокомандующему, президенту Владимиру Путину». Части генерала Сухейла и 5-го добровольческого штурмового корпуса нанесли боевикам поражение на востоке провинции Дейр-эз-Зор, освободив поселения Салихия, Эль-Хрейта, Эль-Катья и Мусалаха, соединившись с наступавшей с юга группировкой. «Таким образом, на сегодняшний день территории, подконтрольной ИГ, в Сирии не существует», – заявил В. Герасимов.

Заключительный этап освобождения сирийской территории от террористов сопровождался беспрецедентным по масштабу применением российской авиации: ежесуточно для поддержки наступающих войск совершалось более самолетовылетов (включая Дальнюю авиацию) и наносилось до 250 ударов. В результате, как отметил 8 декабря начальник Главного оперативного управления Генштаба генерал-полковник Сергей Рудской, на сегодняшний день в Сирии не осталось ни одного населенного пункта или района, находящегося под контролем «ИГ».

После того, как террористические банды были рассеяны на востоке провинции Дейр-эз-Зор, уцелевшие отряды могли направиться не только в соседний Ирак, но также к Идлибу (с сопредельными районами), умиротворение которого является на ближайшую перспективу как никогда актуальной задачей. Сирийцы готовы приступить к освобождению автомагистрали, связывающей Хаму и Алеппо, которая проходит по всей провинции Идлиб. Подготовка операции началась после встречи командующего ударными частями сирийской армии Сухеля Аль-Хассана с президентами России и Сирии, а также с рядом российских командиров на авиабазе «Хмеймим».

Скорее всего, военные действия в центральных районах Сирии в ближайшее время активизируются. Крупные группировки боевиков – «Хайат Тахрир аш-Шам», «Ахрар аш-Шам» и другие объединились под единым названием «Джейш аль-Фатх» и собираются после вывода российских войск из Сирии перейти в наступление в провинции Идлиб, сообщает Telegram-канал Directorate 4. Новость о выводе части российских военных якобы позитивно сказалась на переговорах группировок боевиков создании единого фронта для борьбы с просирийскими силами.

Пятый добровольческий штурмовой корпус сирийской армии, выступивший главной ударной силой сирийской армии в последний год, был полностью сформирован и оснащен россиянами и возглавляется российскими командирами. По оценке военного обозревателя Виктора Баранца, численность сирийской армии в настоящее время доведена до 130-150 тысяч человек, и ещё примерно такое же количество ополченцев. Разумеется, сокращение военного присутствия Москвы на Ближнем Востоке имеет только лишь частичный характер. «В соответствии с международными соглашениями в Сирии продолжает работать российский центр по примирению враждующих сторон», – отметил В. Путин. Кроме того, в соответствии с ранее достигнутыми договорённостями на постоянной основе на 49 лет в Сирии будут задействованы два пункта базирования российских военных – в Тартусе и Хмеймиме. Не забывая боль утрат и потерь (в любом случае менее 100 человек – прим. авт.), память о них «даст нам дополнительные силы для искоренения того абсолютного зла, которым является международный терроризм, под какой бы личиной он не прятался. Если террористы вновь поднимут голову, то мы нанесем по ним такие удары, которых они пока и не видели», – подчеркнул российский президент.

Владимир Путин также провел встречу со своим сирийским коллегой Башаром Асадом, выразившим благодарность за эффективное участие России в борьбе с международным терроризмом. Российский лидер заявил, что Москва надеется совместно с Турцией и Ираном наладить мирную жизнь и политический процесс в Сирии. Его детали обсуждались в ходе переговоров высшего уровня в Египте и Анкаре. Попытки сопротивления террористов (а в том, что они будут – сомневаться не приходится – прим. авт.) в Сирии встретят эффективный отпор российской стороны, нынешняя повестка дня – это политический процесс, заявил президент РФ Владимир Путин по итогам переговоров с главой Турции Р. Эрдоганом. Россия, Турция и Иран тесно координируют усилия в преддверии намеченного на конец декабря очередного раунда переговорного процесса в Астане. Стороны исходят из того, что по итогам конгресса национального диалога Сирии, который сейчас готовится, «удастся активизировать усилия по сирийскому урегулированию и в рамках женевских переговоров».

Поддерживая сбалансированные контакты со всеми заинтересованными сторонами, Москва вкладывает значительные дипломатические усилия для продвижения диалога между противоборствующими группировками в Сирии. В отличие от США, в активе России – неоспоримые военные и дипломатические достижения, а также растущее политическое влияние, в том числе и на местном уровне. Так, в начале декабря в поселении Эль-Сальхиях (провинция Дэйр эз-Зор) состоялось первое собрание Комитета по управлению восточными территориями Евфрата при участии представителя Центра по примирению враждующих сторон в Сирии Евгения Поплавского. Российские усилия по обеспечению мира в разрушенной войной стране – наглядный пример для других стран (причём не только на Ближнем Востоке), погруженных в гражданские войны и вооруженные конфликты, ставших жертвами информационной агрессии и геополитических манипуляций.

Возвращаясь на глобальную арену в качестве самостоятельного игрока, Россия находится на пути к тому, чтобы стать ключевым «поставщиком безопасности» на Ближнем Востоке. Это касается не только политических переговоров, но и поставок современных систем вооружений, прошедших испытание экстремальными условиями ближневосточного театра военных действий.

Профессионализм российских солдат и офицеров позволил выполнить задачи в Сирии малыми силами, заявил начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии Валерий Герасимов на торжественном мероприятии, посвященном 185-летию Военной академии Генштаба: «Проявилась целая плеяда военачальников с творческим мышлением… Наиболее искусно и нестандартно действовали командующие группировкой войск в Сирии генерал-полковники Дворников, Картаполов, Журавлев, Суровикин, начальники штабов генерал-лейтенанты Лапин, Устинов, Чайко, военные советники генерал-майоры Мурадов, Жидко, Иванаев, Рыжков и многие другие». Боевые действия против «ИГ» показали, что российские войска «сохранили лучшие традиции русской и советской армий и по праву являются наследниками их подвигов и побед». Именно профессионализм российских военных и твердый моральный дух «позволил им решить сложные трудные боевые задачи малыми силами, что в очередной раз подтвердило преимущество российской военной школы и военной науки», и теперь перед Минобороны стоит задача внедрить полученный боевой опыт в практику строительства, подготовки и применения Вооружённых Сил: «Необходимо сделать все, чтобы приобретенный в Сирии опыт работал на повышение боеспособности армии и флота».

Читайте также:  Какие выражения прочно вошли в армейский сленг

Цели и основные задачи ВКС России в Сирии

Чтобы подчеркнуть особую важность момента, в Хмеймим из Москвы специально прилетел статс-секретарь – заместитель министра обороны РФ Николай Панков, а из сирийской столицы приехал начальник Генштаба правительственных войск генерал Али Абдаллах Айюб.

На авиабазу они прибыли не с пустыми руками. Это стало ясно, когда началось вручение государственных наград двух стран военнослужащим, наиболее отличившимся в борьбе с террористами. По словам Панкова, наша авиагруппировка совместно с сирийскими войсками нанесла существенный урон террористам, дезорганизовала управление и подорвала их экономический потенциал.

– Однако о победе над терроризмом говорить пока рано, – в то же время отметил замминистра обороны. – Российская авиагруппа имеет задачу продолжить нанесение ударов по объектам террористов.

Напомним, что приказ Верховного главнокомандующего – начать с 15 марта передислокацию на территорию РФ основной части нашей военной группировки в Сирийской Арабской Республике – поступил в понедельник вечером во время встречи президента Владимира Путина с главой военного ведомства Сергеем Шойгу и руководителем МИД Сергеем Лавровым.

Свое решение глава государства объяснил тем, что задача, поставленная перед Вооруженными силами в Сирии, в целом выполнена. По его оценке, российские военные – как офицеры, так и солдаты – за время операции проявили профессионализм и слаженность, выполнив поставленные задачи. В частности, военнослужащие продемонстрировали умение “организовать боевую работу вдали от своей территории, не имея с театром военных действий общих границ”. Глава государства отметил, что за время операции России удалось создать пусть и небольшую, но эффективную военную группировку разнородных сил и средств.

“Эффективная работа наших военных создала условия для начала мирного процесса, – уверен президент. – При участии российских военных сирийским войскам и патриотическим силам Сирии удалось кардинальным образом переломить ситуацию в борьбе с международным терроризмом и овладеть инициативой практически на всех направлениях”.

Как уточнил президент, пункты базирования российских Вооруженных сил в Тартусе и Хмеймиме будут функционировать в прежнем режиме и должны быть надежно защищены с суши, моря и воздуха. А военнослужащим, остающимся в республике, предстоит “исполнить очень важную функцию контроля за прекращением огня и создания условий для мирного процесса”. Путин надеется, что решение о начале вывода российской группировки из Сирии послужит хорошим сигналом для всех конфликтующих сторон и повысит уровень доверия для мирного решения.

Глава администрации президента РФ Сергей Иванов объяснил, какие зенитно-ракетные средства будут обеспечивать безопасность наших пунктов базирования в Тартусе и Хмеймиме.

“Мы оставим полностью надежное прикрытие оставшегося контингента, меньшей его части для прикрытия с воздуха, с моря и с суши, – заявил он. – Чтобы эффективно обеспечивать безопасность, в том числе с воздуха, нужны самые современные средства ПВО”. Иванов добавил, что Россия не ослабит, а усилит борьбу с терроризмом. Но для этого, отметил он, не нужен такой контингент, который на сегодняшний день присутствует в Сирии.

Прокомментировала ситуацию и спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко.

По словам Матвиенко, Россия как авторитетный член международного сообщества не могла быть в стороне от борьбы “с самым страшным злом современности – международным терроризмом”. Поэтому РФ приняла участие в воздушной операции в Сирии и очень успешно проявила себя в борьбе с “Исламским государством” (запрещенная в России террористическая организация), в том числе и в уничтожении тех представителей РФ, стран СНГ, которые воевали в рядах ИГИЛ. Это, отметила спикер Совета Федерации, “обезопасило нашу страну от возможного их дальнейшего участия в террористической деятельности на территории России”.

Решение Верховного главнокомандующего армейское руководство выполняет строго и неукоснительно. Судя по всему, соответствующие распоряжения министра обороны Сергея Шойгу должностные лица, ответственные за эту операцию, получили еще в понедельник вечером. А во вторник утром Управление пресс-службы и информации военного ведомства сообщило в “РГ”: технический персонал авиабазы приступил к подготовке самолетов для осуществления дальних перелетов на аэродромы базирования в Российской Федерации. Наши бомбардировщики и штурмовики пройдут по этим маршрутам в сопровождении военно-транспортных самолетов.

Как будут организованы перелеты

На “зимние квартиры” вернутся не только люди и боевая техника. Оставлять в Сирии авиационное и материально-техническое имущество тоже никто не собирается. Для этого в Хмеймиме сейчас формируют группы перелета. По данным минобороны, в состав каждой войдет так называемый самолет-лидер (как правило, Ту-154 или Ил-76) и боевые машины различных типов. Транспортник с инженерно-техническим составом и имуществом на борту полетит в группе первым, бомбардировщики и штурмовики – следом за ним.

Именно в таком построении группа по назначенному ей маршруту доберется до воздушной границы России. После ее пересечения машины разойдутся и дальше отправятся в свои гарнизоны самостоятельно. В минобороны уточнили, что для экипажей, чей путь домой превышает 5 тыс. км, предусмотрены промежуточные посадки на аэродромах РФ. Там крылатые машины при необходимости дозаправят топливом, там же они пройдут контроль технического состояния.

Именно по таким правилам был организован перелет в Россию группы № 1. В нее вошел “лидер” Ту-154 и несколько новейших бомбардировщиков Су-34. По некоторым данным, вслед за “тридцать четвертыми” Сирию могут покинуть другие самолеты нашей ударной авиации – бомбардировщики Су-24М и штурмовики Су-25.

Какие задачи наши военные выполнили в Сирии

С 30 сентября наши пилоты в Сирии выполнили более 9 тыс. вылетов. Нанесены удары высокоточным оружием на дальность свыше 1,5 тыс. км. “На территории Сирии уничтожено более 2 тысяч бандитов – выходцев из России, в том числе 17 полевых командиров”, – доложил президенту глава минобороны. В результате ударов удалось серьезно остановить, а в отдельных местах и полностью прекратить ресурсное обеспечение террористов за счет пресечения торговли углеводородами. ВКС России уничтожили в Сирии 209 объектов нефтедобычи и перекачки топлива, а также более 2 тыс. так называемых машин-наливняков.

При поддержке нашей авиации сирийские войска освободили 400 населенных пунктов и более 10 тыс. кв. км территории. Кроме того, российские военные обеспечили контроль за соблюдением режима прекращения огня. Таким образом, резюмировал Шойгу, удалось добиться настоящего перелома в борьбе с террористами.

Как показал себя в Сирии новейший арсенал нашей армии

Та скрытность, с которой минобороны сумело перебросить в Сирию достаточно крупную войсковую группировку, та эффективность, с которой действовали наши военные против террористов, подтвердили: в последние годы серьезно обновилась не только Российская армия, но ее боевой арсенал.

Взять, к примеру, новейшие многофункциональные авиакомплексы Су-34, которые вчера вернулись в Россию.

На Западе этот самолет окрестили Fullback – “Защитник”. С его приходом в Российскую армию военные летчики получили универсальную машину, одинаково пригодную для воздушных боев, бомбардировок и разведки. Эксперты называют этот самолет достойным ХХI века.

Чем же так хорош Су-34? Летчики говорят, что современная техническая начинка в нем отлично сочетается с комфортом.

Пока самолет не поднимется на 11 тысяч метров, пилоты практически не ощущают перегрузок. Это позволяет им большую часть маршрута не пользоваться кислородной маской. За креслами летчиков конструкторы предусмотрели свободное пространство.

Во время длительной – более 10 часов – работы в воздухе можно встать, распрямиться во весь рост, приготовить пищу в электропечи и даже сходить в мини-туалет.

В этом смысле Су-34 далеко опередил старших братьев по фронтовой авиации и даже некоторых “стратегов” вроде Ту-22МЗ.

Но главные сюрпризы таятся под фюзеляжем. Новая “сушка” оборудована мощным комплексом бортового электронного оборудования с мультиплексным каналом информационного обмена. Многофункциональная РЛС и аппаратура радиоэлектронного противодействия повышают живучесть самолета. Су-34 можно дозаправлять в воздухе, устанавливать на внешней подвеске дополнительные топливные баки, поэтому дальность его полета фактически не ограничена.

А еще – он способен использовать боеприпасы со спутниковой коррекцией, что особенно важно для уничтожения малоразмерных целей. Вообще от удара этой машины трудно спрятаться. Испытания “тридцатьчетверки” подтвердили ее высокую боевую эффективность при поражении воздушных, сухопутных и морских объектов. Но даже этим не исчерпывается КПД нового самолета.

Как утверждают ученые, “умные” ракеты и бомбы для Су-34 гарантируют уничтожение подлодок и спрятанных под землей бункеров. Причем наносить по ним удар “сухой” готов в любых широтах и в любое время года.

Взлетная масса Су-34 – 38 240 кг, максимальная масса боевой нагрузки – 8000 кг, практический потолок – 15 тыс. метров, максимальная скорость полета – 1900 км/ч, максимальный радиус действия без дозаправки – 1100 км, дальность полета – до 4 тыс. км, экипаж – 2 человека.

Вооружение самолета включает встроенную 30-мм авиационную пушку со 150 снарядами, управляемые ракеты “воздух-воздух” 4 типов, управляемые ракеты “воздух-поверхность”, авиационные бомбы, в том числе корректируемые; зажигательные баки, разовые бомбовые кассеты и неуправляемые снаряды. Боевая нагрузка – до 8 тонн.

Игорь Коротченко, член Общественного совета при Минобороны России:

– Момент для вывода войск был выбран оптимальный – решение взвешенное, продуманное. Сирийская правительственная армия и сирийское ополчение достигли значительных успехов при российской авиационной поддержке.

Сегодня боевые действия фактически ведутся лишь на фронтах, где оказывает сопротивление ИГИЛ, “Джебхат ан-Нусра” (запрещены в РФ) и другие террористические организации. На значительных территориях Сирии все боевые действия прекращены. В этих условиях Россия выводит часть своей группировки, но при этом сохраняет две ключевые точки военного присутствия в Сирии: это авиабаза в городе Хмеймим и пункт материально-технического обеспечения ВМФ, с помощью которых Россия может влиять на ситуацию и далее. В любом случае мы в Сирии остаемся, но уже в сокращенном формате, что диктуется новыми политическими реалиями в этой стране.

В дальнейшем же уничтожением террористов будут заниматься в первую очередь структуры, подконтрольные Дамаску. При необходимости российская авиация, остающаяся в Сирии, сможет оказать авиационную поддержку, но уже в формате менее масштабном, чем до того, поскольку основная часть операции завершена.

Александр Храмчихин, заместитель директора Института политического и военного анализа:

– Запад, и в первую очередь США, начали разговаривать с Москвой на равных. Эта задача достигнута. Что касается сохранения режима Асада, то само по себе оно не было приоритетной задачей, хотя на данный момент и она решена. Кроме того была задача уничтожения боевиков, выходцев из России. Видимо, до определенной степени достигнута и эта цель.

Леонид Ивашов, президент Академии геополитических проблем, экс-руководитель Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны России:

– Российские военные переломили ситуацию на Ближнем Востоке и создали условия для переформатирования всего исламского мира. Теперь наступило время для работы дипломатов и политиков.

Военные создали условия для их работы и должны отойти во второй эшелон.

Кроме того российские военные создали условия, чтобы группировки, воюющие против Асада, согласились сесть с ним за стол переговоров.

При этом уходить оттуда мы будем не спеша. Если вдруг на политико-дипломатическом направлении что-то затормозится, вывод тут же прекратится или группировка будет даже увеличена опять. Все время наше присутствие будет подкреплять мирный процесс.

Мы сначала выведем технические подразделения, обслуживание и несколько самолетов. Тем самым подадим пример усиления политико-дипломатического направления. Вместе с тем наши военные останутся как на авиабазе Хмеймим, так и в морском порту Тартус.

Результаты действия ВКС в Сирии выглядят настоящей фантастикой

Российской военной операции в Сирии исполнилось два года. 30 сентября 2015 года Владимир Путин как Верховный главнокомандующий дал приказ начать удары по объектам «Исламского государства». Главную роль в операции сыграла российская военная авиация – и легко заметить, что ее работа по целому ряду специфических характеристик оказалась на удивление эффективной. Как этого удалось добиться?

Высокая интенсивность полетов – и ноль авиапроисшествий

Наиболее выразительным показателем для оценки эффективности работы военных летчиков является соотношение количества боевых вылетов к количеству понесенных при этом потерь. Чисто статистически потери при боевом применении любых войск, в том числе авиации, неизбежны. Но если рассмотреть, что происходит в этом смысле с российской авиагруппировкой в Сирии, обнаружатся поистине поразительные вещи.

За время операции, по официальным данным, произведено более 28 тыс. боевых вылетов и около 99 тыс. ударов по боевикам. Потери же ВВС РФ в Сирии на сегодняшний день таковы: три самолета (сбитый турецким F-16 Су-24, а также Су-33 и МиГ-29К авиакрыла крейсера «Адмирал Кузнецов») и пять вертолетов.

Важно различать, что есть боевые (понесенные при столкновении с противником) и небоевые (вне таких столкновений) потери. К примеру, истребители с «Кузнецова» упали, судя по всему, без всякого внешнего воздействия, но несколько российских вертолетов сирийским боевикам все-таки удалось сбить с земли.

И все же, строго говоря, все потерянные ВВС России в Сирии самолеты можно вынести за скобки и не учитывать в нашей статистике. Су-24 был сбит турецким истребителем при не до конца выясненных обстоятельствах. Что касается авиакрыла «Кузнецова», то оно совершило всего несколько сотен вылетов – то есть доли процента от общего числа, и высокая аварийность в данном случае говорит скорее о печальном состоянии Морской авиации, а не о том, что происходит с авиагруппой на аэродроме Хмеймим.

Для сравнения, за более чем девять лет войны в Афганистане был выполнен почти миллион боевых вылетов, во время которых были потеряны 107 самолетов и 324 вертолета. Иначе говоря, при грубом округлении, на каждые сто тысяч вылетов в Афганистане ВВС СССР теряли 10 самолетов и 30 вертолетов. Если бы такая же пропорция сохранялась в ВВС России во время операции в Сирии, потери российской авиации должны были бы составить два–три самолета и около десятка вертолетов. Оставим за скобками тот важный факт, что в Афганистане советские самолеты летали в условиях реального и тяжелого зенитного противодействия с земли, чего наши летчики в Сирии практически не имеют.

А если вспомнить еще более давние времена, а именно Великую Отечественную, то окажется, что тогда до 60% советских самолетов были потеряны без какого-либо воздействия противника – в результате аварий и катастроф.

Возрождение после развала

В Сирии ВКС использовали: фронтовые бомбардировщики Су-24М, многофункциональные истребители-бомбардировщики Су-34, дальние бомбардировщики Ту-22М3, стратегические бомбардировщики Ту-95, Ту-160, штурмовики Су-25, многоцелевые истребители Су-27СМ, Су-30СМ, Су-35С, истребители-перехватчики МиГ-31, вертолеты Ми-8, Ми-24, Ми-28Н, Ка-52, самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-50, самолет комплексной разведки Ту-214Р, самолет радиоэлектронной разведки и РЭБ Ил-20М1. По данным Генштаба, численность группировки ВКС в Сирии за время операции никогда не превышала 35 самолетов. Это примерно один авиаполк. Можно отметить, что это не какой-либо штатный авиаполк ВКС РФ, а условная «сборная» – в авиагруппу привлекаются летчики разных подразделений со всей страны.

«Ни одной катастрофы или серьезного летного происшествия с самолетами, которые вылетали именно с авиабазы Хмеймим и с других аэродромов на территории Сирии, не было вообще», – подтвердил газете ВЗГЛЯД военный эксперт Виктор Мураховский.

«Были случаи, когда противник сбивал вертолеты армейской авиации. Но это неизбежные потери, когда противник насыщен автоматическими зенитными пушками и крупнокалиберными пулеметами. Отмечались случаи пусков по вертолетам и переносных зенитно-ракетных комплексов, и противотанковых управляемых ракет», – рассказал собеседник. «Что касается именно фронтовой авиации, то они потерь не имели, за исключением «удара в спину» со стороны турецких ВВС», – добавил он.

Если судить по официальным данным, у ВКС вообще не было небоевых потерь. Не сообщалось также о фактах выхода из строя техники в результате авиационных происшествий.

Это стоит назвать без преувеличения феноменальным показателем. Российские военные летчики, если верить официальным данным (а нет оснований им не верить), не совершили в Сирии ни одной критической ошибки, которая бы привела к потере машины. Ни один из используемых ВКС РФ в Сирии аппаратов никогда критически не подвел с технической точки зрения. Но дело в том, что техника неизбежно подводит, а люди неизбежно делают ошибки, искусство командира лишь в том, чтобы как можно сильнее минимизировать этот эффект. По крайней мере, именно так считают военные летчики. Операция же в Сирии полностью опровергает этот до последнего времени незыблемый постулат.

Все это выглядит тем более удивительным, что с 1991 года до буквально последних нескольких лет ВВС РФ пребывали в состоянии перманентного и даже катастрофического развала. Были расформированы десятки знаменитых авиаполков и дивизий, заброшены аэродромы, закрыты летные училища, десятилетиями в войска не поступала новая техника, тысячи летчиков были уволены из ВВС, а оставшиеся не могли подняться в небо из-за того, что в частях отсутствовали запчасти и топливо. И вдруг, на этом фоне – такие неожиданно достойные показатели в Сирии.

Читайте также:  Берут ли в армию если нет отца, а мать одиночка, рассматриваем варианты

Что же позволило достичь столь невероятных результатов – причем не только отсутствия потерь, но и высокого числа вылетов и эффективности поражения противника?

По мнению большинства экспертов, своим успехом ВКС обязаны трем факторам.

Первый: высокий уровень техники и персонала

Эффективные действия ВКС главный редактор журнала «Экспорт вооружений», сотрудник Центра анализа стратегий и технологий Андрей Фролов объяснил новизной российской техники, а также качественным ее обслуживанием. «Машины там применяются либо нового производства, либо те, что прошли ремонт и модернизацию», – сказал он газете ВЗГЛЯД.

Главком ВВС (2002–2007), Герой России, генерал армии Владимир Михайлов считает, что успехам ВКС в Сирии способствует высокое качество российских самолетов, высокий уровень подготовки летчиков и безукоризненная работа всего персонала, участвующего в подготовке и организации полетов. «Техника очень надежная», – подчеркнул собеседник. «Американцы были в шоке, когда узнали о количестве выполняемых нами вылетов. Им этого не понять», – добавил он.

«Главная причина успеха – это возврат должного внимания со стороны военно-политического руководства России к боевой готовности и технической оснащенности российских Вооруженных сил», – вторит бывшему главкому и Мураховский. Продемонстрирован новый уровень управления боем, отметил эксперт и добавил:

Эксперт указал, что командование группировки представлено общевойсковыми командирами, оперативные группы военных советников, которые действуют при сирийских соединениях и некоторых частях, – это тоже общевойсковые командиры.

«Также я бы отметил действия нашей системы материально-технического обеспечения, которая на этом удаленном театре военных действий сумела обеспечить нормальные условия для людей и техники, бесперебойное снабжение всей номенклатурой – от горючего, боеприпасов до вещевого обеспечения», – подчеркнул Мураховский.

Второй фактор – разведка

Как известно, в Сирии действуют все виды разведки. Глава Чечни Рамзан Кадыров еще в начале 2016 года заявлял, что сражаться против ИГИЛ авиации помогают сухопутные силы, в том числе лучшие бойцы чеченского спецназа. Кроме того, бывший командующий Сил специальных операций (ССО) Алексей Дюмин признавался «Коммерсанту», что лично выполнял боевые задания в странах дальнего зарубежья, скорее всего, имея в виду как раз Сирию.

Работают разведгруппы, спецназ, а также местная агентура, какую-то информацию передают и сирийцы, перечисляет Фролов. «Безусловно, удары без разведки не наносятся, за исключением ударов, которые выполняются в так называемом режиме свободной охоты. Такие задачи тоже ставятся», – добавил эксперт. «И беспилотные летательные аппараты, и самолеты радиотехнической разведки, и Ту-214Р, которые имеют РЛС бокового обзора, и спутники – все используется», – указал он.

Мураховский тоже подчеркивает огромную важность разведки. «Задействованы и космическая, и воздушная, и радиоразведка, и войсковая, и глубинная – которую, например, ССО обеспечивают, и агентурная. По каждой цели составляется карточка, где указаны источники, достоверность данных и так далее», – объяснил он.

«Известно, что удары мы наносим по важным целям и только при подтверждении из нескольких источников, в том числе и технических средств разведки. Причем при подтверждении высокой степени достоверности», – рассказал собеседник.

Эксперт напомнил, что эти данные понадобились не только ВКС, но и ВМФ. «Для того, чтобы использовать высокоточное оружие, например «Калибр» тот же, надо иметь точные разведывательные, навигационные и топогеодезические данные», – отметил он.

«Цели, которые разведывают наземный спецназ, разведгруппы, – это близкая, тактическая глубина. В основном они работают для наземных, правительственных войск, для ракетных войск и артиллерии, – поясняет газете ВЗГЛЯД бывший командующий 4-й армией ВВС и ПВО генерал-лейтенант Валерий Горбенко. – На оперативной глубине – это уже спутники, беспилотники плюс агентура. Беспилотные средства разведки позволяют в реальном масштабе отслеживать действия игиловцев, определять места скопления».

Горбенко напомнил, что в нашей авиации давно действует правило: самолету перед вылетом назначается две цели – основная и запасная.

«Но благодаря данным с беспилотников уже в воздухе может происходить не только нацеливание, но и перенацеливание. Это позволяет наносить очень точные удары как управляемыми, так и неуправляемыми средствами. Точность увеличилась в разы, практически попадание с отклонениями один–два метра. Сразу же оценивают результаты ударов. Как раз увеличение точности привело к увеличению общей эффективности в разы», – сказал генерал.

Третий – задействованы сразу все рода войск

Как подчеркнул Мураховский, высокая эффективность ВКС обеспечивается и тем, что они действуют в Сирии не в одиночку, а при поддержке всех остальных родов и видов войск. «Очень эффективно и успешно действуют и ССО, и ВМФ, применяя, например, ракетные комплексы «Калибр». Несмотря на проблемы с оснащением флота современными кораблями, он совместно с ВКС обеспечил бесперебойное функционирование в высоком темпе так называемого сирийского экспресса, то есть доставку техники и предметов материально-технического обеспечения из российских портов в Латакию», – считает Мураховский. Не стоит забывать про метеорологическое и медицинское обеспечение.

Впрочем, Антон Мардасов, начальник отдела исследований ближневосточных конфликтов Института инновационного развития, считает роль ВМФ, в отличие от роли ВКС, не до конца успешной.

«Собственно, авиация себя показала замечательно: и летчики, и вертолетчики, и истребители. Но были противоречивые моменты по походу «Адмирала Кузнецова». Применение авианесущего крейсера для современного флота – это, конечно, не самый сильный опыт. Этот поход имел более учебно-боевые задачи – задел на будущее», – заявил он газете ВЗГЛЯД.

Как считает Мардасов, важную роль в успехе сыграла и ставка России на восстановление регулярной сирийской армии. Как пояснил эксперт:

«Вот Иран в момент своего вмешательства в сирийский конфликт начал создавать ополчение, то есть параллельные военным сирийским подразделениям структуры. Россия же выбрала другой путь – она сразу стала «накачивать» именно армейские структуры. Были, конечно, и поставки оружия ополчению, но ставка была сделана на регулярные подразделения, точнее, на то, что от них осталось».

Как подтверждает и Мураховский, подготовку сирийских военных ведут наши танкисты, артиллеристы, связисты и целый ряд других офицеров.

в том числе в подготовке командиров штабов и военных специалистов», – подчеркнул собеседник. Мураховский подчеркивает, что все три упомянутых экспертами фактора победы важны в комплексе, при провале одного из них ни о каком разгроме противника говорить бы не пришлось.

Война выявила и ряд слабостей ВКС

Наши военные стараются информацию о проблемах в ВКС не распространять – в том числе чтобы не радовать боевиков, заявил газете ВЗГЛЯД военный эксперт Антон Лавров. «Известен только фактор наличия проблем», – указал он. Однако о некоторых пресса ранее все же сообщала.

В частности, высокоточные крылатые ракеты поначалу в ряде случаев просто не пускались. «Есть проблемы с авиационной техникой, в частности по применению крылатых ракет воздушного базирования», – признавал в декабре 2015 года замкомандующего Дальней авиацией генерал-майор Анатолий Коновалов. Однако в дальнейшем этот технический сбой устранили.

«Это общая проблема, связанная с развитием военной инфраструктуры, – отметил Антон Лавров. – Даже ракеты и бомбы со спутниковым наведением требуют развернутых наземных функций корректировки, для увеличения точности. Видимо, это сразу не было сделано и заняло какое-то время».

В марте 2016 года источники в Объединенной авиастроительной корпорации и ВКС сообщали о том, что в ходе операции возникали сбои в работе оборудования новейших самолетов «Су». Отказы происходили в системе управления самолетом и двигателях. Однако эти отказы, как сообщалось, происходили по «мелочи» и «были в целом некритичными». В этой связи их удавалось устранять по ходу, и никакого серьезного влияния на действия авиации они не оказали.

Однако со многими проблемами справиться до сих пор не удалось. И одна из главных связана с высокоточными боеприпасами.

Резервы свободнопадающих бомб (например, ФАБ-250 М-62 и ОФАБ-250) у нас, образно говоря, почти безграничны, а вот высокоточных боеприпасов остро не хватает, сообщил Лавров. В связи с этим такое вооружение «приходится использовать практически с заводов, так как не созданы запасы», – объяснил эксперт.

Остроту проблемы с боеприпасами удалось снизить за счет того, что с начала прошлого года ВКС, насколько известно, начали использовать крылатые ракеты Х-35 (в боевой обстановке ранее не испытывались). Нюанс в том, что эта ракета – противокорабельная. Специфическая траектория полета, а также особенности характеристик радиолокационной головки самонаведения значительно осложняют стрельбу по наземным целям. Это возможно, хотя и очень дорого.

Оптимальным было бы применение корректируемых авиабомб (КАБ), которые значительно дешевле высокоточного оружия. Но дело в том, что запасы КАБ у России не так уж и велики, так как долгое время считалось, что подобное вооружение понадобится в редких случаях.

Кроме того, в России не так уж много пилотов, умеющих использовать КАБ. Отдельно стоит отметить, что КАБ-500С отнюдь не дешев, по стоимости он равен автомобилю премиум-класса. Поэтому, по данным прессы, такие бомбы пришлось расходовать экономно – редкая цель в Сирии удостаивалась более чем одной КАБ, чего порой недостаточно для гарантированного уничтожения.

С подобной проблемой сталкивались и американцы при широком внедрении высокоточного оружия (1990-е годы). Для них решением стало внедрение JDAM – комплекта оборудования на основе технологии GPS, преобразующего имеющиеся свободнопадающие бомбы во всепогодные корректируемые боеприпасы. С учетом огромных запасов ФАБ и ОФАБ для нашей страны это могло бы стать относительно недорогим и простым выходом из ситуации, однако в России пока ничего подобного не создано. По крайней мере, в открытых источниках о создании такого оборудования не сообщалось.

Остро не хватает ударных беспилотников

В связи с этим больший упор все еще делается на более дешевое оружие – неуправляемое, отметил Лавров. Такими бомбами сложнее попасть по движущимся мишеням, указал он и добавил:

Ведь летать приходится на малых высотах с риском напороться на огонь зенитных пулеметов, ручных гранатометов и ПЗРК. Здесь как нельзя более кстати могли бы прийтись ударные дроны. Вот только подобная российская техника все еще находится в стадии испытаний. «Существует очень большая проблема ударных беспилотников – их нет», – подчеркнул Лавров. В Сирии и Ираке воюют дроны китайского и даже иранского производства. «Используют самодельные беспилотники ИГИЛ и курды – все, кто угодно, а у нас они по-прежнему находятся в разработке, и когда появятся – непонятно», – посетовал эксперт.

Но отчасти и эту проблему все же решить удалось. «В последние месяцы стали активнее использовать вертолеты, и с поражением движущихся целей стало лучше, по моим впечатлениям», – отметил Лавров. «Да и управляемого оружия появилось гораздо больше», – добавил он. Ударные вертолеты отчасти перекрыли нишу беспилотников, но и их в Сирии не так много. «Они более уязвимы, особенно днем, и не могут долго находиться в воздухе, патрулировать», – указал эксперт.

Выявила операция в Сирии и еще один недостаток. Выяснилось, что тактико-технические характеристики и количество самолетов-заправщиков не могут обеспечить российскую авиацию на дальних полетах. У нас массовая нехватка заправщиков, а также пилотов, готовых к заправкам в воздухе, отметил Лавров. Но для войны в Сирии это не особо важно, указал эксперт, так как для всех дислоцированных на базе Хмеймим самолетов, кроме, может быть, Су-25, дальность там вполне доступная. Однако данная проблема выявилась при массовой переброске ВКС в Сирию в 2015 году и выводе части войск в 2016-м, когда самолеты не дозаправлялись в воздухе, а ограничивались только подвесными топливными баками.

«Удары с воздуха и с моря по группировкам и инфраструктуре террористических организаций ИГ* и «Джебхат-ан-Нусра» были точными и мощными, эффективными, – заявлял в мае 2016 года президент Владимир Путин. – Вместе с тем, и на этом мы должны будем сосредоточить все наше внимание, операция в Сирии выявила и определенные проблемы, недостатки. По каждому проблемному вопросу должно быть проведено самое тщательное расследование, имею в виду профессиональное расследование, самый тщательный анализ, а затем приняты меры по устранению этих проблем».

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

В Кремле назвали цели российских ВВС в Сирии

Цели операции

Решение о том, что правительству Сирии, единственному на Ближнем Востоке, кто последовательно борется с террористами, необходимо оказать не только военно-техническую, но и военную поддержку, пришло, когда стала очевидна неспособность коалиции во главе с США остановить экспансию «Исламского государства» (деятельность группировки запрещена в России), рассказал РБК собеседник, близкий к Кремлю. Он повторил высказанные утром, когда Совфед одобрил применение вооруженных сил РФ за рубежом, тезисы руководителя президентской администрации Сергея Иванова и пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова о том, что военная помощь правительству Башара Асада является легитимной, так как будет оказана по просьбе самого правительства, в отличие от нелигитимных, без мандата ООН и ближневосточных правительств, действий США и их союзников. Собеседник РБК подчеркнул, что российская помощь будет гораздо более эффективна, поскольку ВВС РФ будут действовать в тесной координации с регулярной армией Сирии. Кроме того, и руководство Ирака пошло на координацию с Москвой в этом вопросе.

То, что решение об использовании российских войск в сирийской операции принято, стало ясно после выступления Путина в ООН, говорит высокопоставленный собеседник РБК в Госдуме. До того это не было очевидно, хотя в интервью накануне выступления в ООН, президент акцентировал внимание на том, что российские войска не будут участвовать лишь в сухопутной операции в Сирии, отметил собеседник.

«Если мы не хотим активизации террористической угрозы внутри России (не будем забывать, что на стороне ИГ воюют несколько тысяч наших граждан), если не хотим столкнуться с потоком беженцев, то нам необходимо принимать превентивные меры. Поэтому для противодействия терроризму на территории Сирии будут привлечены Военно-воздушные силы России. Ключевой момент: о сухопутной операции речи не идет», — прокомментировал секретарь генерального совета «Единой России» Сергей Неверов итоги рассмотрения Совфедом обращения президента.

В среду утром Совет Федерации единогласно одобрил разрешение на использование Вооруженных сил России за рубежом . С запросом в Совет Федерации обратился президент Владимир Путин. Позже Сергей Иванов, выступая в эфире телеканала «Россия 24», объявил, что с просьбой об оказании военной помощи обратился президент Сирии Башар Асад .

Основной боевой задачей операции, которую будет проводить Россия, является нанесение военной инфраструктуре ИГИЛ невосполнимого ущерба: необходимо обескровить армию террористов, подчеркивает собеседник РБК. Для этого основные удары будут нанесены не по живой силе противника, а по складам с оружием, боеприпасами, горюче-смазочными материалами. Задача будет решена, когда военная мощь ИГИЛ будет существенным образом подорвана.

Собеседник РБК, близкий к Кремлю, не ожидает большого сопротивления со стороны западных партнеров: они видят неэффективность собственных действий против ИГИЛ, а конечные цели в этом вопросе у Москвы и Запада совпадают. По словам источника РБК, первая реакция на решение Совфеда также достаточно сдержанная. «Российской дипломатии удалось достичь определённых договоренностей с американской стороной в вопросе необходимости урегулирования сирийского конфликта», — прокомментировал позже решение Совета Федерации вице-спикер Госдумы, депутат-единоросс Сергей Железняк.

Кто с кем воюет

Путин ранее не раз пояснял, в том числе в интервью американским CBS и PBS накануне визита в Нью-Йорк, что Россия считает всех, кто сражается против войск президента Башара Асада террористами, с которыми необходимо бороться. «Ему [ Асаду ] противостоит, по интерпретации некоторых наших международных партнеров , оппозиция. Но на самом деле в жизни реально армия Асада борется с террористическими организациями», — говорил Путин (цитата по сайту Кремля). К борющимся вместе с Асадом силам он также причисляет курдское ополчение. США и их союзники вооружают так называемую умеренную оппозицию, а с сентября 2014 года наносят удары по позициям ИГИЛ.

Расширение контроля ИГИЛ в Сирии началось весной, к маю они захватили большую часть провинции Идлиб и древнюю Пальмиру в провинции Хомс . К концу лета, по оценкам западных экспертов, Асад стоял перед угрозой потери развитого и густонаселенного участка вдоль Средиземного моря от Латакии до Дамаска. Недалеко от Латакии находится пункт материально-технического обеспечения ВМФ России — единственный российский военный объект в регионе.

Правительственной армии Сирии сейчас помогают « Хезболла » и нерегулярные вооруженные группы. Им противостоят « Джебхат ан- Нусра », «Исламское государство», курды и так называемые умеренные повстанцы, в числе которых Свободная сирийская армия, сформировавшаяся в самом начале конфликта. Фактических участников намного больше.

Север страны вдоль границы с Турцией контролируют курдские отряды, численность которых может достигать нескольких десятков тысяч человек.

Поддержку правительственной сирийской армии сейчас оказывают бойцы террористического ливанского движения «Хезболла», также на стороне Асада воюют бойцы из Ирана и Ирака, Тегеран направил в Сирию своих советников. Президент Ирана Хасан Рухани обещал Асаду поддержку «до конца пути».

По подсчетам Syrian Observatory for Human Rights, в 2014 году у правительственных войск оставалось около 70 тыс. человек. Общая численность всех сил, поддерживающих режим Асада, оценивается примерно в 140 тыс., говорил ранее военный эксперт Владимир Евсеев. При этом в год режим может рекрутировать до 25 тыс. новобранцев.

Ссылка на основную публикацию