Преступные деяния против интересов государства германском уголовном праве

§ 2.2. Германия

Понятие преступления и классификация (категоризация) преступлений. Преступное деяние (Straftat) является понятием материального уголовного права. В процессуальном смысле употребляется прежде всего понятие «деяние» (Tat). Следует отметить, что в УК Германии не содержится определения преступного деяния.

В § 12 УК «Преступление и проступок» закрепляется двучленная характеристика преступного деяния. Преступным деянием является как преступление, так и проступок. Причем в основу такого деления положен формальный признак, которым является минимальный размер наказания.

Если же за совершенное деяние назначается наказание в виде денежного штрафа (Geldbusse), то оно является так называемым нарушением общественного порядка (Ordnungs- widrigkeit).

Учение о структуре преступления по немецкому уголовному праву. В доктрине уголовного права преступным деянием признается противоправное, виновное, соответствующее признакам «состава закона» деяние и находящееся под угрозой наказание деяния. Указанные признаки (кроме третьего) вытекают из § 12 УК, а признак «соответствие составу деяния»[136] — из § 13 УК.

Первым признаком преступного деяния является деяние. Оно представляет собой человеческое поведение как в его активной форме (действие), так и в пассивной (бездействие). Действие должно быть осознанным. В связи с этим неосознанные действия не являются деянием в уголовно-правовом смысле слова (например, рефлекторные действия или телодвижения, которые обусловлены воздействием третьих лиц или действием сил природы). Действие должно быть в причинной связи с наступившим или желаемым результатом. Бездействие может быть осознанным или неосознанным. В обоих случаях бездействие только тогда является деянием в уголовно-правовом смысле слова, когда бездействующее лицо а) имеет возможность активно действовать и б) осознает эту возможность и на основании закона обязано активно действовать. § 13 УК устанавливает: «Кто, бездействуя, вызывает наступление последствия, предусмотренные составом деяния, подлежит наказанию только тогда, когда он юридически был обязан не допускать последствия, и если бездействие соответствует выполнению состава деяния путем действия».

Вторым признаком преступного деяния является противоправность. Заметим, что согласно уголовному кодексу в редакции 1871 г., противоправность понималась как противоречие только уголовному закону, т. е. как уголовная противоправность. Сейчас же это понятие существенным образом расширилось. В современной уголовно-правовой доктрине противоправность понимается в более широком смысле слова: противоречие деяния правопорядку в целом, т. е. соответствующее деяние содержит в себе признаки «состава закона» преступного деяния или нарушения общественного порядка. Такое деяние только тогда не является противоправным, когда у лица отсутствует понимание того, что оно действует противоправно, если оно не могло избежать этой ошибки (§ 17 УК).

Третьим признаком преступного деяния является «соответствие составу закона». Этот признак понимается как выполнение конкретным деянием законодательно определенных признаков состава закона, т. е. признаков, определенных в соответствующей норме. О соответствии преступного деяния составу закона или о выполнении состава закона речь может идти только тогда, когда его признаки соответствуют всем признакам состава закона. В более узком смысле слова состав закона понимается как законодательное определение объективных и субъективных предпосылок поведения, находящегося под угрозой наказания, необходимых для признания его преступным деянием. Составы закона детально регламентируются в Особенной части УК.

Существенной особенностью германского уголовного права является то, что вина не рассматривается как элемент состава закона.

В германской уголовно-правовой доктрине составы делятся на деликты-действие и деликты-бездействие, формальные и материальные составы (используя применяемую в российском уголовном праве терминологию). Особо выделяется группа деликтов опасности и группа преступных деяний, совершенных самим исполнителем. УК знает деление составов на основные, квалифицированные и привилегированные (например, в разделах 16, 17 Особенной части УК).

Еще одним признаком преступного деяния является наказуемость. В доктрине германского уголовного права наказуемость как признак преступного деяния понимается как угроза наказания конкретного деяния. При этом деяние может наказываться только в том случае, если его наказуемость была определена законом, действовавшим до совершения деяния (ст. 103(2) Конституции ФРГ, § 1 УК). В этом нашел свое законодательное закрепление принцип nullum crimen, nulla poena sine lege. На основании принципа определенности наказания наказуемость конкретного деяния должна быть предусмотрена в конкретной норме закона, состав которого оно выполняет, и наказание за это деяние должно быть назначено в пределах санкций, предусмотренных законом.

Таким образом, в германском уголовном праве преступным деянием признается противоправное, виновное, соответствующее признакам состава закона и находящееся под угрозой наказания деяние.

В германской уголовно-правовой доктрине вина понимается как упречность соответствующего составу закона поведения. Вид упрека определяется в зависимости от того, действовало лицо умышленно или по неосторожности. Упрек выносит суд в адрес виновного, в каждом конкретном случае определяя, осознавало ли лицо противоправность своего поведения и, прежде всего, должно ли было оно осознавать то, что действует противоправно.

Такой упрек суда в адрес виновного лица является предпосылкой вменяемости, т. е. способности осознавать противоправность поведения.

Германская доктрина и правоприменительная практика определяют вину как внутреннее отношение исполнителя к своему деянию, характеризующееся упречностью. Существуют две формы вины: умысел и неосторожность. Под умыслом понимается наличие у лица осознания противоправности своего поведения и воли, направленной на совершение данного противоправного деяния.

Умысел делится на прямой и косвенный. Субъект преступного деяния действует с прямым умыслом, если он имеет определенное намерение, т. е. его воля направлена на определенную цель. В отличие от прямого косвенный умысел имеет место тогда, когда субъект преступного деяния лишь предполагает возможность нарушения закона, считается с этим, а в ряде случаев даже соглашается с наступлением последствий, которых он не желает. При этом воля к действиям является безусловной. Например, А. вступает в половые сношения с Б. При этом он не знает, исполнилось ли ей 14 лет или нет.

УК не содержит определения форм вины. § 15 УК при этом устанавливает, что наказуемым является только умышленное деяние, если закон прямо не предусматривает наказания за неосторожное деяние.

Вопрос о соотношении деяния, умысла и осознания противоправности активно дискутируется в германской уголовно-правовой доктрине. Господствуют две основные теории: «теория вины» и «теория умысла».

Практики придерживаются так называемой «теория вины», которая отделяет умысел от сознания неправомерности деяния и считает его самостоятельным элементом вины. Умысел должен относиться только к признакам состава закона, описанным в конкретной норме. Если у умышленно действующего лица отсутствует осознание противоправности, то нужно применительно к наступающим последствиям различать, действовало ли лицо без вины, не зная о противоправности своего действия, или оно могло избежать незнания противоправности. В первом случае речь идет о ненаказуемости лица, а во втором — об ошибке в запрете, которую можно было избежать. В последней ситуации лицо может быть наказано за совершение умышленного деяния, наказание за которое в определенных случаях может быть смягчено.

Представители так называемой теории умысла рассматривают знание лица о том, что он своим действием нарушает правовой запрет, т. е. осознание противоправности, позитивной предпосылкой умысла. Это ведет к тому, что при отсутствии осознания противоправности всегда исключается умысел, и лицо не может быть наказано за совершение умышленного деяния. Наказуемость возможна только в том случае, если деяние лица соответствует признакам состава закона, предусматривающего уголовную ответственность за неосторожное преступное деяние.

По германскому уголовному праву субъектом преступного деяния является физическое лицо, достигшее четырнадцатилетнего возраста и вменяемое. Возрастное начало уголовной ответственности содержится не в УК, а в Законе об отправлении правосудия по делам несовершеннолетних от 4 августа 1953 г.; УК содержит лишь предписание о том, что невменяемым является тот, кто при совершении деяния еще не достиг 14 лет (§ 19).

В доктрине германского уголовного права не употребляется такое понятие, как специальный субъект (используя принятую в российском уголовном праве терминологию), однако равнозначное понятие существует. При этом акцент переносится на «специальность» самого деяния: в связи с этим используется термин специальные деликты (Sonderdelikte). К ним относятся все те составы, в которых круг исполнителей ограничивается определенными признаками (например, должностного лица или лица, специально уполномоченного на выполнение публичных обязанностей, судьи или третейского судьи (§ 331 УК), матери в существовавшем ранее составе детоубийства (бывший § 217 УК) и др.). Лицо, не обладающее указанными в норме Особенной части УК признаками, не может быть признано исполнителем. Тем не менее соучастие в форме пособничества или подстрекательства в данном случае может иметь место.

Еще одним признаком субъекта является вменяемость. Вменяемость является предпосылкой вины и, следовательно, наказуемости субъекта преступного деяния. О вменяемости речь может идти с момента достижения лицом четырнадцатилетнего возраста (§ 19 УК).

В УК содержатся также нормы о невменяемости вследствие психических расстройств и об уменьшенной вменяемости. Так, в § 20 УК определяются медицинские критерии невменяемости: болезненное психическое расстройство, глубокое расстройство сознания, слабоумие или другое тяжелое психическое отклонение. Эта же норма устанавливает, что лицо действует без вины, если оно при совершении деяния вследствие указанных психических расстройств не способно было осознавать противоправность деяния или действовать с сознанием их противоправности. На практике понятием глубокого расстройства сознания охватываются различные психические отклонения, вызванные, к примеру, состоянием гипноза, аффекта, наркотического опьянения.

В § 20 УК закрепляется одна из основных характеристик невменяемости, господствующая в германской уголовно-правовой доктрине: невменяемое лицо, совершая деяние, выполняет состав закона, но в силу указанных причин оно действует без вины.

Лицо, действующее в состоянии опьянения, является вменяемым. Однако Общая часть УК не содержит норм, регулирующих данный вопрос. Поэтому на практике применяется норма Особенной части УК о состоянии полного опьянения (§ 323а УК).

УК известен институт уменьшенной вменяемости (§ 21 УК), которая имеет место, «если по указанной в § 20 УК причине способность лица осознавать противоправность деяния или действовать в соответствии с этим была существенно уменьшена». Такое состояние, в отличие от состояния, указанного в § 20 УК, не исключает вменяемости. В соответствии с этим же положением наказание лицу может быть смягчено.

Обстоятельства, исключающие ответственность. Правовому регулированию необходимой обороны и крайней необходимости посвящена глава четвертая раздела второго Общей части УК (§ 32-35 УК).

В германской уголовно-правовой доктрине необходимая оборона понимается как основание, исключающее ответственность: «Кто совершает деяние, находясь в состоянии необходимой обороны, действует не противоправно» (абз. 1 § 32 УК).

Понятие необходимой обороны содержится в абз. 2 § 32 УК: «Необходимая оборона есть защита, которая требуется для того, чтобы отразить наличное противоправное нападение на себя или кого-либо другого».

Признание необходимой обороны основанием, исключающим ответственность, основывается на принципе так называемого «преобладающего интереса»[137]. В состоянии необходимой обороны лицо, выполняющее состав преступного деяния, должно преследовать цель соблюдения преобладающих интересов. Ими могут быть как собственные интересы, так и интересы третьих лиц.

Состояние необходимой обороны характеризуется наличием двух групп условий: относящихся к посягательству и относящихся к защите от данного посягательства.

К первой группе условий, характеризующих посягательство, относятся следующие: 1) под посягательством понимается такое действие человека, которое ставит под угрозу нарушения интересы, защищаемые правом, или нарушает их. В германской уголовно-правовой доктрине высказывается точка зрения, что посягательством может быть признано и бездействие лица, обязанного вмешиваться’; 2) посягательство должно быть направлено на охраняемые правовые интересы (например, жизнь человека, его свободу, собственность, права и свободы личности и т. д.). К ним относятся не только те правовые блага, которые охраняются в уголовно-правовом порядке, но и все правовые отношения и состояния вообще[138]; 3) посягательство должно быть наличным, т. е. посягательство должно уже непосредственно начаться и еще не окончиться, либо должна существовать реальная угроза такого посягательства, хотя оно еще не началось; 4) посягательство должно быть противоправным.

Условиями, относящимися к защите, являются следующие:

защита должна быть ответной мерой на посягательство;

защита должна состоять в причинении вреда посягающему[139];

защита должна быть направлена на прекращение посягательства, если оно уже началось, или на его предотвращение, если существует реальная угроза такого посягательства; 4) защита должна соответствовать виду и тяжести посягательства.

В германской уголовно-правовой доктрине выделяются такие признаки защиты, как пригодность и необходимость[140]. Пригодной является защита, являющаяся средством для прекращения посягательства, причем без угрозы своим интересам. Защита отвечает признаку необходимости в том случае, если она представляет собой самое щадящее средство для защиты от посягательства.

В § 33 УК устанавливается, что «если лицо превышает пределы необходимой обороны из-за замешательства, страха или испуга, то оно не подлежит наказанию». Таким образом, УК не раскрывает понятия превышения пределов необходимой обороны, относя решение этого вопроса к компетенции суда при рассмотрении каждого конкретного уголовного дела.

Субъективный признак состояния необходимой обороны характеризуется волей лица, направленной исключительно на защиту от посягательства.

В германской уголовно-правовой доктрине проблемы, связанные с провокацией необходимой обороны, получают такую же оценку, как и в российской, и не обладают существенной спецификой.

Регулирование института крайней необходимости по УК Германии имеет свою специфику. В нем содержатся две различные нормы: 1) крайняя необходимость при отсутствии противоправности (правомерная крайняя необходимость (§ 34 УК)) и 2) крайняя необходимость, исключающая или смягчающая вину (§ 35 УК).

Такое деление крайней необходимости на два вида обусловлено тем, что ее первый вид является обстоятельством, исключающим ответственность, а второй (как и следует из определения) — обстоятельством, исключающим или смягчающим вину. Такое деление можно объяснить тем, что в германской уголовно-правовой доктрине осознание противоправности является самостоятельным элементом состава наряду с виной.

В обоих случаях крайняя необходимость понимается как такое состояние наличной опасности для правоохраняемого блага (Rechtsgut), которое можно отвратить только посредством причинения вреда другому правоохраняемому благу. В первом случае лицо совершает деяние, содержащее признаки состава преступления. Однако оно действует в условиях правомерной крайней необходимости, поэтому противоправность отсутствует. Для такой ситуации в § 34 УК определено наличие следующих условий: 1) должна существовать наличная опасность для какого-либо правоохраняемого блага (жизни, здоровья, свободы, чести, собственности и др.); 2) предотвратить эту опасность возможно только посредством причинения вреда другому правовому благу, т. е. совершением деяния; 3) при оценке противостоящих интересов, в частности, соответствующих правовых благ и степени угрожающей им опасности, защищаемый интерес должен значительно превосходить нарушенный; 4) деяние должно быть соразмерным средством для устранения опасности.

Для крайней необходимости, исключающей или смягчающей вину, требуется наличие несколько иных условий. Они предусмотрены в § 35 УК. Так, например, должна существовать опасность не для любого правового блага, а только для жизни, здоровья или свободы самого лица или его родных и близких; предотвратить опасность можно только посредством совершения противоправного деяния; от лица нельзя требовать учета опасности (это касается, прежде всего, случаев, когда лицо само создает опасность).

Практики придерживаются так называемой теория вины , которая отделяет умысел от сознания неправомерности деяния и считает его самостоятельным элементом вины.

Определение преступного деяния в уголовном праве современных зарубежных стран.

Понятие преступного деяния является центральным, стержневым в любой правовой системе. Однако оно не всегда дается в тексте закона или нормативного акта. В английском и французском уголовном праве законодательное определение преступного деяния отсутствует. Понятие преступления дается либо в судебных решениях (Англия), причем применительно к конкретным его видам, либо в литературных источниках по уголовному праву (Англия и Франция).

Нормативные определения существует в отдельных североамериканских штатах и в ФРГ, однако и они по существу носят формальный характер.

Нормативные определения.Из рассматриваемых стран к настоящему времени нормативные, т.е. зафиксированные в законодательных актах или иных правовых предписаниях, определения существуют, как уже было сказано, лишь в североамериканских штатах и в Германии.

В большинстве вновь принятых УК штатов и в УК ФРГ законодательные определения преступления даются в статьях, содержащих разъяснения употребляемых в кодексе терминов. Во всех названных кодексах изложены’ формальные определения преступления, т.е. такие, в которых не раскрывается социальная сущность преступления и оно определяется как деяние, запрещенное нормами права под угрозой наказания; так, в § 15 УК Калифорнии дано следующее определение: «Преступлением, или публичным уголовным правонарушением является деяние, которое совершено или не совершено в нарушение нормы права, запрещающей или предписывающей его совершение, а также за которое назначается после осуждения (виновного) одно из следующих наказаний. (далее идет перечисление видов наказаний)». Вопрос о том, что должно представлять собой запрещенное уголовным правом поведение, какова его социальная направленность, в данном определении не решается.

А вот какое определение дано в У К штата Нью-Йорк (§ 10.00):

«Посягательство» означает поведение, за которое наказание тюремным заключением на срок или штрафом предусмотрено любой нормой права данного штата или, вообще, любой нормой права, местным правом либо ордонансом органа государственной власти данного штата или любым приказом, правилом или инструкцией, которые приняты каким-либо правительственным учреждением в соответствии с предоставленными ему для этого полномочиями». В этом определении главный признак преступного посягательства — наказуемость деяния специфичным уголовным наказанием тюремным заключением, а также штрафом. Интересно то обстоятельство, что преступлением, согласно такому определению, является деяние, запрещенное «любой нормой права».

Примером формального определения может служить и ст. 40-1-104, У К штата Колорадо, согласно которой «преступление означает нарушение любого закона штата или описанное таким законом поведение, за которые могут быть назначены штраф или тюремное заключение». Из определения видно, что на первый план выдвигается признак наказуемости, поскольку запрещенность деяния «любым законом» не позволяет отличить преступление от других правонарушений. Вместе с тем, такое определение исключает возможность уголовного преследования при отсутствии факта нарушения закона (а не «нормы права»), что имеет, бесспорно, позитивный смысл.

Действующий Уголовный кодекс ФРГ на законодательном уровне закрепляет формальное определение преступного деяния. Так, § 11, объясняющий смысл некоторых терминов, используемых в УК, дает следующее определение: «противоправное деяние — только такое, которое осуществляет состав преступления, предусмотренный уголовным законом» (см. п. 5). Здесь указывается на такой признак, как наличие в действиях лица состава, предусмотренного уголовным законом.

Таким образом, и американское, и германское законодательство на первый план выдвигают формальный признак преступления — запрещенность деяния нормами права.

Доктринальные определения.

В правовой литературе зарубежных государств существуют самые разные определения преступного деяния. В целом же, все доктринальные определения можно свести в три группы: а) формальные; б) прагматические; в) смешанные.

В английской и американской уголовно-правовой теории существуют самые разные мнения по поводу того, что считать преступлением. Одни авторы таковым считают противоправное и наказуемое деяние; другие — антиобщественное и наказуемое; третьи — противоправное, виновное (намеренное) и наказуемое и т.д. Однако чаще всего встречается именно формальное определение преступления как деяния, запрещенного под угрозой наказания нормами уголовного права (Дж. Стифен, П. Таппен, Дж. Холл и др.). Например, американский профессор социологии и права Нью-Йорк-ского университета П. Таппен считает, что преступление — это намеренное действие или бездействие, нарушающее нормы уголовного права (статутного или прецедентного), совершенное при отсутствии обстоятельств, освобождающих от ответственности или наказания, и наказуемое государством (P.Tappan. Crime, Justice and Correction, N.Y., London, Toronto, 1960. P. 10).

Попытки дать какое-либо точное и бесспорное определение преступного деяния не увенчались успехом и во Франции. Сегодня в основу определения французские юристы кладут, как правило, только формальный критерий. В связи с этим, преступное деяние определяется ими как деяние, нарушающее уголовный закон (Ж.Левассер, А. Шаван, Ж. Монтрей), как любое деяние, предусмотренное и наказуемое уголовным законом (М.-Л. Расса) и т.п. Такая позиция, по мнению французских юристов, исключает самую большую ошибку какого-либо подобного определения: его спорность. Но, все же, признается, что такое определение безжизненно и не учитывает того обстоятельства, что преступное деяние — это деяние человеческое и социальное.

Широкое распространение формальных определений в уголовном праве зарубежных стран вполне естественно, поскольку эти опреде-* ления в значительной мере корреспондируют одному из основных принципов классического уголовного права — принципу, согласно которому преступным и наказуемым может быть признано лишь такое деяние, которое запрещено законом.

Читайте также:  Продолжительность рабочего времени при работе по совместительству

Наряду с формальными определениями преступного деяния, содержащимися в трудах представителей неоклассической школы уголовного права, существует немало определений, данных представителями социологического направления, в особенности американскими прагматистами. Преступление, согласно этому подходу, представляет собой любое действие или несовершение действия, наказуемое обществом как вред, направленный против него (А.Холл). На первый план выдвигается не противоправность преступления, а понимаемые по-своему интересы общества (прагматизм).

Английские и американские юристы предпринимали попытки дать такие определения, в которых комбинируются элементы определений, выдвинутых как неоклассической школой, так и социологической. Преступление, согласно этой точке зрения, представляет собой противоправное действие или невыполнение обязанности, которые являются посягательством на интересы общества и которые влекут для виновного лица установленное правом наказание.

Во французской юридической литературе также можно встретить более развернутые определения преступного деяния, чем просто формальное определение. К примеру, в курсе М.-Л. Расса «Уголовное право» (1987) существует такое: «это всякое деяние, предусмотренное и наказуемое уголовным законом в силу того, что оно «задевает» мораль или нарушает общественный порядок». Позитивным является то, что в определении указывается на такой признак преступного деяния, как «вредоносность», однако ничего не говорится о характере и степени такой «вредоносности».

Несмотря на попытки зарубежных юристов отойти от традиционных дефиниций, преобладают определения, в которых на первый план выдвигается формальный признак — запрещенность деяния нормами уголовного права.

Признаки преступного деяния

Преступление как правовое явление характеризуется определенными признаками, представляющими его существенные стороны. Как известно, в российском УП признаками преступления являются: общественная опасность, уголовная противоправность (противозаконность), виновность и наказуемость. В той или иной степени данные признаки находят отражение в уголовном праве зарубежных государств.

В УК Франции общее понятие преступного деяния отсутствует. Хотя отдельные признаки такового могут быть выведены из содержания норм Общей и Особенной частей УК. Так, в ст. 111-1 говорится о тяжести совершенного деяния – материальном критерии деления всех преступных деяний на категории. На виновность как признак преступного деяния указывает ст. 121-3 и другие. О возрасте уголовной ответственности речь идет в ст. 122-8. Понятие невменяемости как обстоятельства, исключающего наступление уголовной ответственности, раскрывается в ст. 122-1.

В уголовно-правовой доктрине Германии преступным деянием признается противоправное, виновное, соответствующее признакам состава, запрещенное под угрозой наказания деяние. Названные признаки выводятся из § 12 и § 13 УК ФРГ.

В уголовном праве США -главный признак преступного посягательства – наказуемость деяния специфичным уголовным наказанием (тюремным заключением), а также штрафом.

Согласно законодательному определению В УК Испании преступлениями и проступками признаются “наказуемые по закону действия или бездействие, совершенные с умыслом или по неосторожности” (ст. 10). Таким образом, в определение включено указание на наказуемость не только действий, но и бездействия, а кроме того, включен признак виновности.

По УК Швеции преступлением признается деяние, определяемое данным Кодексом, другими законами или подзаконными актами, влекущее установленное наказание (ст. 1 гл. 1). Уголовная противоправность и наказуемость названы, таким образом, в качестве признаков преступного деяния. При этом по уголовному праву Швеции преступление, как правило, имеет место при умышленной форме вины. Неосторожные деяния наказываются только тогда, когда об этом прямо сказано в нормативно-правовом акте (ст. 2 гл. 1 УК Швеции).

В доктрине итальянского уголовного права общепризнанным является формальное определение преступления, указывающее на два его признака – запрещенность уголовным законом, иными словами,противоправность, и наказуемость.

Последнее изменение этой страницы: 2017-01-28; Нарушение авторского права страницы

О возрасте уголовной ответственности речь идет в ст.

Преступные деяния против интересов государства германском уголовном праве

В Уголовном кодексе ФРГ преступные деяния против собственности включают две подгруппы:

1) преступные деяния против собственности и 2) имущественные преступные деяния, лежащие в основе деления Особенной части Кодекса, на самостоятельные разделы о преступных деяниях против собственности и имущественных преступных деяниях. Систематизация преступных деяний против собственности или имущества ориентирована прежде всего на охраняемое правовое благо. Однако в ряде случаев в качестве критерия систематизации выступает вид посягательства.

По типу охраняемых правовых благ преступные деяния первоначально делятся на две группы: 1) деликты против абсолютных прав и 2) деликты против имущества. В первую группу входят деликты против собственности, к которым относятся так называемые деликты присвоения: например, кража, присвоение имущества, разбой, обособленная группа самовольного использования чужой вещи (незаконное использование транспортного средства – 248b УК и незаконное использование заложенных вещей – 290 УК), а также деликты, связанные с повреждением имущества (303-305, абз.1 – 308 УК).

Имущественные деликты характеризуются прежде всего направленностью против имущества как такового, хотя любое имущественное преступное деяние посягает и на определенные права потерпевшего лица. Обязательным признаком деяния является уменьшение общей стоимости имущества потерпевшего лица. Имущественные деликты могут быть направлены против не только абсолютных прав, таких, как собственность, право на охоту, залоговое право, но и иных субъективных прав, например, против прав требования или против прав, связанных с приобретением.

Уголовный кодекс ФРГ делит имущественные преступные деяния по виду посягательства, а не по виду составных частей имущества, на которое они посягают. Среди них выделяют причинение ущерба имуществу путем: обмана (мошенничество) или принуждения (вымогательство, в том числе отягощенное насилием), нарушения специальных прав (преступное злоупотребление доверием), а также использования стесненного положения лица, его неведения (ростовщичество) и т.п.

На основании абз.1 – 242 кражу совершает тот, “кто завладевает чужой движимой вещью с намерением незаконно ее присвоить самому или передать в пользу третьего лица”. Чужой признается вещь, являющаяся собственностью другого лица. Состав кражи считается оконченным с момента изъятия чужой движимой вещи с намерением незаконно присвоить ее самому или передать в пользу третьего лица.

Шестым законом о реформе уголовного права были изменены и иные составы разд. 19 УК ФРГ. Так, в связи с возросшим числом квартирных краж признак “кража, связанная с проникновением в квартиру”, был изъят из – 243 УК. В настоящее время он рассматривается в качестве признака квалифицированной кражи (п.3 абз.1 – 244), наряду с такими, как кража с использованием оружия, или кража, совершенная бандой. При этом под бандой в теории германского уголовного права понимается соответствующая договоренность двух или более лиц, выраженная в любой форме, о совершении нескольких самостоятельных или связанных между собой преступных деяний. Специфическим привилегированным составом кражи является кража из семьи, т.е. у своего родственника, опекуна, попечителя либо у лица, с которым виновный проживает под одной крышей. Причем данное деяние преследуется только на основании жалобы потерпевшего.

Составы разбоя и вымогательства предусмотрены в разд.20 Особенной части Кодекса, который носит одноименное название. Он содержит шесть составов: разбой (249), являющийся основным составом; квалифицированные составы разбоя – 250 (разбой при отягчающих обстоятельствах) и – 251 (разбой, повлекший смерть потерпевшего); кража, отягощенная насилием (252); вымогательство (253), являющееся основным составом; квалифицированный состав вымогательства – вымогательство, отягощенное насилием (255).

В германской уголовно-правовой доктрине состав разбоя (абз.1 – 249 УК) определяется следующим образом: “Кто с применением насилия против лица или с применением угрозы реальной опасности для жизни и здоровья лица завладевает чужой движимой вещью с намерением противоправно ее присвоить самому или передать в пользу третьему лицу.

Причем данное деяние преследуется только на основании жалобы потерпевшего.

Понятие и виды воинских преступлений по законодательству зарубежных стран (США, Великобритания, Франция, Германия)

Рубрика: 21. Государство и право зарубежных стран

Опубликовано в

Дата публикации: 05.07.2014

Статья просмотрена: 1643 раза

В Германии с 1957 года действует Закон Об ответственности за воинские преступления Wehrstrafgesetz 3, с.

Понятие и виды воинских преступлений по законодательству зарубежных стран (США, Великобритания, Франция, Германия)

Рубрика: 21. Государство и право зарубежных стран

Опубликовано в

Дата публикации: 05.07.2014

Статья просмотрена: 1643 раза

The German and European Perspective.

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Государственные преступления преступные деяния, направленные против существующего общественного и политического строя, а также безопасности государств. смотреть

Положение различает две группы П.

§ 3. Соотношение преступления и состава преступления

§ 3. Соотношение преступления и состава преступления Каково соотношение преступления и его состава? Состав, как отмечалось, — это структурированная по четырем подсистемам система элементов, образующих в своей целостности ту минимально необходимую общественную

Состав, как отмечалось, это структурированная по четырем подсистемам система элементов, образующих в своей целостности ту минимально необходимую общественную.

Лекция № 4. Французский уголовный кодекс (Code penal) 1810 года

В конце XVIII – начале XIX в. западное уголовное право вступило в третий этап своего развития – период гуманизации. Этот период характеризуется смягчением, либерализацией уголовного права. Такой переход был подготовлен классической школой уголовного права. Единственным источником уголовного права признается уголовный закон. Основным принципом уголовного права провозглашается: «нет преступления, нет наказания без указания в законе» (nullum crimen, nulla poena sine lege). Уголовное наказание должно быть основано на законе. Судьи могут видеть преступление только в том, что закон считает таковым, они могут применять только те наказания, которые установлены законом. Аналогия закона и аналогия права запрещались. Судьи лишились почти неограниченного права дополнять закон, изменять его смысл, делать при толковании натяжки и отступления от закона, что приводило к судейскому произволу и жестокости.

Источниками дореволюционного французского права являлись обычное право, королевские ордонансы, отчасти римское и каноническое право. В 1791 г. Учредительным собранием был принят первый французский уголовный кодекс. Уголовный кодекс 1791 г. (см. выше, стр. 564-565) был заменен Уголовным кодексом ( УК ), принятым в 1810 г., в эпоху Первой империи Наполеона, и действовавшим до 1994 г. Он был составлен лучшими юристами Франции, работавшими с 1801 г. по 1808 г.

В уголовном кодексе, в отличие от предыдущего законодательства, стало проводиться различие между институтами общей и особенной части уголовного права. УК 1810 г. содержал более 400 статей (444 статьи) и подразделялся на 4 книги: первая, вторая и третья книги представляли собой общую часть кодекса (74 статьи), третья книга – особенную часть.

В общей части излагались основные понятия и принципы уголовного права, причем основное внимание уделялось рассмотрению вопросов о наказании, их видам, недостаточное внимание уделялось институту преступления. Например, не было раскрыто понятие вины, неполно раскрыт вопрос о невменяемости, так как эти вопросы не были еще удовлетворительно разрешены наукой. В особенной части содержался конкретный перечень преступных деяний и определялись в каждом отдельном случае вид и мера наказания.

Кодекс закреплял основные принципы классической школы уголовного права. Его отличали ясность и простота редакции, практический подход. Вместе с тем он имел и недостатки. Например, одинаковому наказанию подвергались, с одной стороны, совершение и покушение на преступление, а с другой – исполнитель и другие соучастники. Кроме того, кодекс отличался довольно суровой системой наказаний. УК 1810 г. оказал существенное воздействие на законодательство многих стран различных континентов.

Преступление понималось сугубо формально. Преступление определялось как виновное противоправное деяние, запрещенное уголовным законом под страхом наказания.

В уголовном праве применяется тот закон, во время действия которого было совершено преступление. Это положение выражается формулой: уголовный закон обратной силы не имеет. Этот принцип был реакцией против нередко практиковавшегося в прежние времена произвольного правила, издавать более строгие законы для более строгой кары действий уже совершившихся. Но из этого правила есть исключение. Обратная сила придается уголовному закону, смягчающему наказание за то или иное преступление или вовсе отменяющему его. Обратная сила закона – исключительный порядок, в силу которого действие закона распространяется на случаи, имевшие место до его принятия.

Повсеместное признание в континентальной Европе получило трехчленное деление преступных деяний, установленное впервые французским уголовным кодексом 1810 г. Все преступные деяния французский кодекс в зависимости от характера наказаний разделил на три категории:

1 Преступления (crimes), которые карались уголовными наказаниями. Последние делились на мучительные и позорящие.

2. Проступки (delits), наказывавшиеся исправительными наказаниями – штрафом свыше 15 франков и заключением в тюрьме до 5 лет.

3. Нарушения (contraventions), которые карались полицейскими наказаниями – штрафом до 15 франков и арестом до 5 дней.

Критерием классификации служила природа наказания, предусмотренного за содержание того или иного преступного деяния. Следовательно, кодекс использовал лишь формальный критерий и определял сущность преступного деяния через назначаемое за него наказание. Хотя, как резонно считали французские юристы, в конечном итоге, законодатель классифицировал преступные деяния с учетом их тяжести, поскольку устанавливал такие наказания, которые соответствовали характеру и тяжести преступного деяния. За убийство предусматривалась смертная казнь именно потому, что это самое тяжкое преступление против личности.

Преступления рассматривались как наиболее тяжкие деяния, за совершение которых предусматривались наиболее суровые наказания. Проступки рассматривались как менее тяжкие деяния или деяния средней тяжести, за совершение которых предусматривались более мягкие наказания. Нарушения рассматривались как малозначительные деяния, за совершение которых предусматривались наименьшие наказания, не назначалось лишение свободы, основным наказанием, налагаемым за нарушение, являлся штраф. По терминологии современного российского права, нарушения есть ничто иное, как административные проступки, наказываемые административными взысканиями, что предусматривается кодексом об административных правонарушениях.

Классификация преступных деяний на преступления, проступки и нарушения имеет большое практическое значение. Она предопределяет систему наказаний: уголовных для преступлений, исправительных для проступков и полицейских наказаний для нарушений. По некоторым кодексам ею определяется возможность привлечения к уголовной ответственности за покушение и соучастие. Покушение на преступление наказывается всегда, покушение на проступок – только в случаях, прямо предусмотренных в законодательстве, покушение на нарушение не влечет уголовной ответственности.

Такая классификация имеет и процессуальное значение. Ей в некоторых государствах (например, во Франции) предопределяется судебная система и подсудность. Преступления рассматриваются высшими судами департамента с участием присяжных, проступки – средними судами – коллегиями коронных судей, нарушения – низшими единоличными судами.

Субъектом преступления признавался только человек как вменяемое лицо, наделённое сознательной волей. Поэтому субъектом преступления перестали быть животные и неодушевлённые предметы. Большинство европейских кодексов молодой возраст разделяли на два периода: 1) возраст полной невменяемости; 2) возраст относительной или возможной вменяемости. Малолетние до достижения возраста полной невменяемости не подвергались наказаниям. Однако против малолетнего «могут быть приняты соответственные меры для исправления и надзора. в особенности может иметь место отдача в воспитательное или исправительное заведение» (§ 55 Германского уголовного кодекса 1871 г.).

Французский уголовный кодекс не устанавливал возраста полной невменяемости. Он устанавливал только один возраст возможной вменяемости – 16 лет (ст. 66). Таким образом, по буквальному тексту закона, на скамье подсудимых могли появиться не только подростки, но и дети восьми, семи и даже менее лет. Подобные случаи действительно имели место во Франции. Такие подсудимые, конечно, всегда признавались судом действовавшими без разумения, а между тем вся судебная процедура может оказывать на них самое вредное влияние. Малолетние до 16 лет признаются действующими в состоянии невменяемости, пока не будет доказано противное. Для вменяемости требовалось признание судом в каждом случае, что субъект действовал с разумением. При наличии этого условия малолетний подвергался наказанию, которые в большинстве случаев смягчаются по сравнению с взрослыми. Если же суд найдет, что виновный до 16 лет действовал без разумения, то, освобождая его от наказания, или отдавал под присмотр родителей, или отсылал в исправительные приюты для малолетних на срок, определяемый судом, но не дольше достижения 20 лет. В 1912 г. во французском праве впервые был установлен возраст абсолютной невменяемости, а именно 13 лет. Возраст возможной вменяемости был от 13 до 18 лет.

С провозглашением и признанием прав человека был установлен принцип формального равенства всех граждан перед уголовным законом, и равной уголовной ответственности для всех граждан, без различия происхождения и социального положения. Сословные привилегии дворянства и духовенства были отменены. Только характер самого преступного деяния, а не происхождение или социальное положение лица должны были определять меру ответственности.

Голый умысел был признан не наказуемым, в том числе за государственные преступления, а религиозные преступления уже не подвергались наказанию. В период государственных, устрашающих наказаний приготовление не отделялось от покушения. Впервые отделил приготовление от покушения французский кодекс 1810 г. Это отличие было признано целесообразным в науке и законодательстве. Содержание приготовительных действий стало подробно определяться в законе. По общему правилу, устанавливается ненаказуемость приготовления за исключением особых, указанных в законе случаях, при тяжких деяниях, каковы: убийство, поджог, тяжкие государственные преступления.

Французский кодекс 1810 г. первый определил покушение, как начало совершения. Это определение было принято и другими европейскими кодексами XIX в.

Французский кодекс также первый установил рациональное правило, по которому покушение на преступление наказывается всегда, покушение на проступок – только в случаях, прямо предусмотренных в законе. Умолчание во французском кодексе о покушении на нарушения толковалось в том смысле, что покушение на нарушение не влечет уголовной ответственности. Это правило было усвоено и общегерманским кодексом 1871 г.

Во французском кодексе 1810 г. покушение на преступление наказывалось так же, как само оконченное преступление, так как виновный довел бы преступление до конца, если бы не внешние препятствия. Следовательно, уменьшать ему наказание, значит, придавать значение случаю, делать снисхождение безнравственности, вносить слишком материальный взгляд на преступление, обращая главное внимание на материальный вред.

Преступления и проступки делились во французском уголовном кодексе (УК) 1810 г. на публичные и частные. Публичные были направлены против государства и общественного спокойствия, частные – против интересов частных лиц. Преступления и проступки против публичных дел были выдвинуты на первое место по важности, что соответствовало представлению о предпочтении общественного блага частному. В большинстве случаев за них назначалась смертная казнь. УК не упоминал о преступлениях против религии. К нарушениям полицейских правил относились незначительные правонарушения: нарушение правил дорожной езды, почтовых правил, мер и весов и др.

К публичным преступлениям относились посягательства на внешнюю и внутреннюю безопасность государства. Посягательства на внешнюю безопасность государства были, в значительной мере направлены против дворян-эмигрантов. К ним кодекс относил поднятие оружия против Отечества, сношения с враждебно настроенными к Франции государствами и пособничество им во «враждебностях», шпионаж, выдачу государственной тайны.

К посягательствам на внутреннюю безопасность государства кодекс относил посягательство на императора или членов императорской фамилии, попытки ниспровержения или изменения образа правления. Причем, кодекс не уточнял, что наказуются попытки насильственного свержения существующей формы правления. Эти действия карались смертной казнью с конфискацией имущества.

Французы, наученные горьким опытом революции, с таким ее неизбежными спутниками, как нестабильность власти, частые перевороты, смуты, стали сурово наказывать публичные призывы к насильственному изменению государственного строя. Если гражданин в публичном месте или собрании прямо призывал к преступлениям против внутренней безопасности государства – к гражданской войне, смутам, погромам, разграблениям, и это повлекло за собой указанные последствия, то он наказывался как виновный в совершении этих преступлений (ст. 102) . В случаях, когда указанные призывы не имели никаких последствий, виновные в них наказывались изгнанием.

К публичным преступлениям относились также должностные преступления (пренебрежение административными или судебными обязанностями, взяточничество), подделка монеты, подлог. Кодекс наказывал бродяжничество и нищенство. Бродяги или праздношатающиеся, которые не имели ни определенного места жительства, ни средств к существованию, ни работы, за один только этот факт наказывались краткосрочным тюремным заключением – от трех до шести месяцев. Такому же наказанию подвергались нищие, которые просили милостыню в местности, где существует дом призрения нищих. Бродяги и нищие совершали различные преступления. К тому же считалось, что привычка к безделию, к лени опасны для общества своим примером.

Кодекс запрещал образование и деятельность незаконных обществ, созданных в политических, религиозных или литературных целях и численность которых превышает 20 человек. Для законности существования общества требовалось специальное разрешение правительства.

Читайте также:  Прошение о помиловании, порядок подачи ходатайства, условия рассмотрения прошения

Преступления и проступки против частных интересов подразделялись на преступления против личности и против собственности. К преступлениям и проступкам против личности были отнесены убийство, ранение и членовредительство, изнасилование и прелюбодеяние, клевета, оскорбление и др.

Преступлениям и проступкам против собственности было посвящено 80 статей: сурово наказывались кражи, которые во многих случаях влекли за собой каторжные работы, иногда – пожизненные. Кража традиционно для французского права понималась как захват чужого имущества:

Кража, грабеж и разбой не различались. Кража, совершенная посредством насилия, относилась к квалифицированной краже. Ст. 381 устанавливала смертную казнь за особо квалифицированную кражу, совершенную ночью, группой лиц, со взломом, с применением насилия или угрозой применения оружия.

Особую категорию составляли экономические преступления: раскрытие коммерческих и промышленных секретов (нарушение авторских прав – контрафакция чужих промышленных и литературных произведений), банкротство. Кодексом запрещались стачки и коалиции рабочих (ст. 415).

Французский кодекс 1810 г. делил наказания на уголовные – наибольшие, исправительные – средние и полицейские – наименьшие. Уголовные наказания в свою очередь делились на мучительные и позорящие. Мучительными наказаниями считались смертная казнь; каторжные работы пожизненные или срочные от 5 до 20 лет; пожизненная депортация – высылка; смирительный (исправительный) дом. Позорящими наказаниями были признаны: изгнание из страны на срок от 5 до 10 лет; выставление у позорящего столба в ошейнике; гражданская смерть.

Исправительными наказаниями являлись: тюремное заключение на срок от 6 дней до 5 лет с обязательными работами по выбору заключенного; временное лишение некоторых политических и гражданских прав; штрафы. К полицейским наказаниям принадлежали: тюремное заключение от одного до 5 дней; штраф от 2 до 15 франков и конфискация отдельных предметов.

На практике, однако, сложность этой системы значительно упрощалась: смертная казнь применялась крайне редко, штрафы назначались за преступления небольшой тяжести, так что вся французская карательная система сводилась главным образом к лишению свободы, отбываемую в различных формах.

Французский уголовный кодекс 1791 г. отменял квалифицированную смертную казнь. Смертная казнь была сведена к простому лишению жизни путем отсечения головы на гильотине. Число преступлений, которые могли наказываться смертной казнью, было сокращено со 115 до 35. Французский уголовный кодекс 1810 г. назначал смертную казнь в 38 случаях. Причем за отцеубийство была сохранена даже квалифицированная смертная казнь, применялось отсечение кисти правой руки перед отсечением головы на гильотине. Дальнейшее развитие французского законодательства было направлено к сокращению числа преступных деяний, за которые могла назначаться смертная казнь. После законов 1832 г. и 1848 г. смертная казнь применялась за 10 преступлений, в основном за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах.

Первой европейской страной, отменившей телесные наказания, была Франция. Уголовный кодекс 1791 г. не знал телесных наказаний. Кодекс 1810 г. восстановил некоторые членовредительские наказания как исключительную меру. Отцеубийцам перед казнью отсекалась кисть правой руки. Клеймение правового плеча за некоторые преступления было возобновлено. Приговоренным к каторжным работам приковывалось тяжелое ядро к ногам. Эти последние остатки телесных наказаний, кроме ядер для каторжников, были окончательно отменены в 1832 г.

Французский кодекс 1810 г. предусматривал только изгнание из государства за некоторые государственные преступления на срок от 5 до 10 лет. Изгнание из страны применялось во Франции редко и только по отношению к проигравшим политическим противникам.

Французский кодекс 1810 г. предусматривал специальный вид ссылки для государственных преступников – депортацию. Депортация есть ссылка за государственные преступления, с обязанностью пожизненного пребывания, в определенную правительством вне французской территории местность. Но за неопределением такой местности осужденные содержались в тюрьмах Франции. Постановления уголовного кодекса о депортации перестали быть мертвой буквой лишь после закона 1873 г., вызванного восстанием Парижской коммуны. С целью обеспечения государственной безопасности участники коммуны ссылались в Новую Каледонию. При этом они не обязаны были работать. В 1880 г. все депортированные получили помилование. Тем самым был положен конец депортации.

В 1852 г. во Франции была введена ссылка – транспортация, которая заменила собой каторжные работы, отбывавшиеся в портовых тюрьмах, сменивших в свою очередь дореволюционное наказание каторжные работы на галерах.

Сначала местом ссылки была назначена Гвиана, которая расположена в тропическом поясе на северо-восточном берегу Южной Америки, с крайне нездоровым климатом, и получила прозвание «колонии смерти». Поэтому уже в 1863 г. правительство избрало главным местом ссылки Новую Каледонию – острова около Австралии, как местность более здоровую. Ссылка соединялась с принудительными работами. Ссыльные разделялись на пять классов – разрядов, соответствующие различным степеням хорошего или дурного поведения. По мере успехов в исправлении ссыльные переходят в более высокий класс. За дурное поведение ссыльные из высшего разряда могут быть переведены в низшие.

Конфискация всего имущества как наказание несостоятельное, поражающее не только виновного, но и его невиновную семью, было отменено. Во Франции конфискация имущества была отменена в 1790 г., но потом была восстановлена кодексом 1810 г. Но уже в 1814 г. конфискация была отменена. Конфискация отдельных предметов сохранилась. Она состоит в отобрании у виновного средств и орудий преступления, предметов преступной деятельности. Например, фальшивых денег, украденных вещей.

Лекция № 5. Германское гражданское уложение (ГГУ) 1900 года

Уголовное наказание должно быть основано на законе.

Уголовное право

Уголовное право. Статья 4 Конституции Германской империи 1871 г. установила, что “издание основ граждан­ского, уголовного и процессуального законодательства” от­носится к исключительной компетенции империи. Во ис­полнение этого положения уже в мае 1871 г. на территории империи начало действовать Уголовное уложение Герман­ской империи, воспринявшее нормы Уголовного уложения Северо-Германского союза 1870 г.

Подобно УК Франции 1810 г. Уголовное уложение Гер­манской империи базировалось на идейных основах так на­зываемой “классической” школы уголовного права, наибо­лее яркими представителями которой в Германии были Г. Гегель, И. Кант, А. Фейербах, К. Биндинг. Последние рас­сматривали в качестве преступления лишь деяния, недву­смысленно запрещенные законом на момент их соверше­ния, а основное значение наказания видели в справедливом возмездии за совершенное преступление. Непосредствен­ным же автором УК 1871 г. стал германский правовед Адольф Леонард.

Уголовное уложение Германской империи 1871 г. со­стояло из трех частей, первые две из которых были посвя­щены общим вопросам уголовного права: принципам раз­граничения правонарушений и назначения уголовного на­казания, а также институтам покушения, соучастия и др. Третья книга представляла собой Особенную часть, закре­пив конкретные виды преступлений и наказаний.

В отличие от БГБ, принятие которого сопровождалось длительной бурной дискуссией, УК 1871 г. был введен в дей­ствие очень быстро, вызвав дискуссию лишь по одному во­просу – вопросу о допустимости смертной казни, посколь­ку в то время в Саксонии и в ряде других германских госу­дарств смертная казнь была отменена.

Все преступные деяния разделены в Уголовном уло­жении 1871 г. на преступления, проступки и полицейские нарушения, в зависимости от тяжести предусмотренных за них наказаний.

Самым суровым образом каралось нарушение сущест­вующего строя Германской империи. В § 80 и 81 как госу­дарственная измена квалифицировались убийство импера­тора, попытка насильственного изменения государственно­го устройства империи, изменение порядка престолонасле­дия. За одно лишь публичное выступление или распростра­нение сочинений с целью побудить к одному из указанных деяний виновный лишался свободы на срок до 10 лет. Про­изнесение речей на собрании, распространение сочинений или изображений, которые подстрекали к неповиновению законам или иным постановлениям властей, наказывались большим штрафом или тюремным заключением до двух лет. В § 116 предусматривалась суровая уголовная ответствен­ность для лиц, которые собирались в публичных местах и не расходились после трехкратного приказа должностных лиц. Если последними было оказано сопротивление, то они наказывались как бунтовщики.

Система наказаний включала в себя смертную казнь, различные виды лишения свободы (тюремное заключение, содержание в крепости и пр.), штраф, конфискацию иму­щества и ограничение в правах. Несмотря на строгость, УК 1871 г. воспринял и отдельные либеральные тенденции. Так, применение смертной казни (введенной под давлением Прус­сии в бундесрате) в качестве меры наказания в мирное вре­мя допускалось лишь в двух случаях: за государственную измену, включая измену конкретному германскому государ­ству, и за спланированное умышленное убийство. В отли­чие от уголовных законов отдельных германских государств УК Германской империи исключал применение телесных наказаний, рассматриваемых как пережиток средневековья.

Последующее развитие уголовного законодательства в Германии проходило под знаменем нового – “социологиче­ского” – направления в германской уголовно-правовой нау­ке, основателем которого в Германии считается профессор Берлинского университета Ф. Лист. В период с 1912 по 1933 г. было создано большое число комиссий с целью пересмотра отдельных положений УК 1871 г., появилось 8 новых проек­тов УК, но ни один из них так и не был принят.

После открыто террористических, античеловеческих уголовных установлении нацистской Германии и последую­щей их отмены наиболее существенные изменения в уго­ловное право были внесены в 50-60-х гг. XX в. В 1954 г. бундестагом была образована комиссия по подготовке “боль­шой реформы” уголовного права, которая решила, однако, ограничиться сначала лишь реформой Общей части. Новация состояла в отказе от прежней трехчленной классифи­кации преступных деяний. Отныне они делились на престу­пления (за которые следует в качестве меры наказания лишение свободы на один год и больше) и проступки (кото­рые наказывались лишением свободы на срок до одного года или штрафом). Остальные менее тяжкие деяния стали рас­сматриваться как административные правонарушения и ре­гулироваться Законом 1968 г. об административных право­нарушениях. В результате проведения реформы с 1 января 1975 г. в ФРГ стал действовать новый Уголовный кодекс, Общая часть которого была создана в 60-х гг. XX в., а Осо­бенную часть составляли нормы УК 1871 г., подвергшиеся изменениям, но сохранившие прежнюю систему, нумера­цию, формулировки.

Существенные изменения в Особенную часть были вне­сены в связи с принятием законов о борьбе с экономической преступностью (1976 и 1986), о борьбе с терроризмом (1986), о преступных деяниях против окружающей среды (1980), о должностных преступлениях (1980) и др. В связи с изданием этих законов в 1987 г. была принята новая редакция УК ФРГ.

В новой редакции Особенной части УК особое внима­ние уделяется различным видам преступлений в экономи­ческой сфере и в сфере защиты окружающей среды, под­робно рассматриваются противозаконные действия долж­ностных лиц. Довольно значительным по объему является также раздел УК, посвященный преступлениям, связанным с сексуальным насилием, и направленным против семьи.

Действующее уголовное законодательство Германии предусматривает так называемую дуалистическую систему уголовных санкций: назначение основного наказания (к ко­торым относятся лишение свободы и штраф) и наряду с этим применение мер исправления и безопасности (дополнительное наказание), например, в виде лишения права за­нимать определенную должность, пользоваться правами (па­раграф 45), запрещения управлять транспортным средст­вом. Последовательно проводя в жизнь основные демокра­тические принципы и идеи правового и социального госу­дарства, УК Германии не предусматривает применение смертной казни (запрещенной статьей 102 Конституции ФРГ) даже за особо тяжкие преступления, заменяя ее пожизнен­ным лишением свободы.

За одно лишь публичное выступление или распростра нение сочинений с целью побудить к одному из указанных деяний виновный лишался свободы на срок до 10 лет.

Преступления против государства по уголовному праву Франции.

В Уголовном Кодексе Франции государственные преступления содержатся в отдельной книге. В новом Уголовном кодексе в раздел о государственных преступлениях вошло большее количество составов, чем было в старом. При этом ряд старых престулений исчезли, и появились новые государственные преступления.

В УК Франции 4-я книга – “Преступления и проступки против нации и государственной безопасности”, состоит из 4х разделов: преступления против основополагающих интересов нации (независимость нации, неприкосновенность ее территории, безопасность, республиканская форма правления, защита населения Франции и за границей).

Понятие измены – всякая деятельность, посягающая на безопасность государства, подрыв государственного строя, Шпионажа – имеет такое же определение, при этом квалифицирующий признак – гражданство преступника. Т.е. шпионаж совершается иностранными гражданами.

Понятия измена и шпионаж влючают в себя следующие деяния: 1) сдача всей или части национальной территории; 2) выдача иностранным государствам вооружения; 3) оборудования, предназначенного для обороны; 4) связь с государством, если она предполагает деяния, которые могут повлечь военные действия или агрессию против государства; 4) передача секретной информации; 5)саботаж; 6) организация восстаний, их обеспечение; 7) подстрекательство к восстанию; 8)повстанческое движение; подмена законной власти; 9)захват командования на судах.

Шпионаж и измена считаются оконченными на стадии подготовки. Соучастники наказываются так же, как и исполнители.Квалифицирующим признаком, отягчающим ответственность, является совершение должностными лицами преступлений против государства.

Посягательство на вооруженные силы и охранные зоны оборонного значения, посягательство на секреты национальной обороны (сведения, предметы и т.д.) Ответственность за эти преступления несут как физические, так и юридические лица.

Терроризм – деяние, совершенное одним человеком или группой лиц путем террора или запугивания. До 1986 г. не существовало преступления терроризм. В УК же 1992 г. этому составу посвящен отдельный раздел 4-й книги. Особо опасным признается “экологический терроризм” – введение в атмосферу, почву вещества, которое может причинить вред человеку, животным или окружающей среде (экоцид в российском праве)

Помимо участия в восстаниях наказывается также и преступное участие в сборищах, незаконное участие в преступных манифестациях. Предусматривается ответственность за фальсификацию знаков власти.

Уголовно – правовые нормы о государственных преступлениях содержатся не только в УК. Существует также ряд специальных законов: “Закон о борьбе с терроризмом” 1986 г.; “Закон о запрещении изготовления и складирования химического оружия” 1998 г. (Корольков Николай 302)

Преступления против государства по уголовному праву Франции.

Традиционно считалось, что государственные преступления (преступления против государства) – это самый опасный вид преступлений. На сегодняшний день очевиден отход от данной концепции в сторону большей защиты прав личности. Примером этому может служить новый УК Франции 1992 г. Данные преступления регулируются здесь лишь в Книге 4.

Следует сразу отметить новое наименование Книги, посвященной преступным деяниям, именовавшимся в УК 1810 года преступлениями и проступками против публичных интересов. В новом УК Франции эти деяния названы преступлениями и проступками против нации, государства и общественного спокойствия. Это связано с новым содержанием понятия публичных интересов.

Под публичными интересами УК 1992 года понимает основополагающие интересы французской нации и французского государства, а также, в соответствии со статьей 414-8 названного УК, некоторые государственные интересы стран-участников Северо-Атлантического Договора. На первое место УК выдвигает не сугубо государственные, а общенациональные интересы. При этом последние включают интересы, связанные с независимостью и безопасностью Франции, целостностью ее территории, республиканской формой организации государственных институтов, средствами обороны и дипломатии, защитой французского населения внутри страны и за ее пределами, экологическим равновесием, главными элементами ее научного и экономического потенциала, а также культурным достоянием (см. ст. 410-1). По свидетельству М. Дельма-Марти, из публичных интересов УК 1992 года исключил межнациональные финансовые и экономические интересы Европейского Сообщества.

В Книге 4 впервые появляются деяния, называемые во французском уголовном праве политическими. Они, в основном, сосредоточены в разделе первом “Посягательства на основополагающие интересы нации”, который открывается главой, предусматривающей ответственность за самые тяжкие политические преступления – измену и шпионаж.’

Различие составов измены и шпионажа проводится по субъекту преступления: преступление, совершенное гражданином или военнослужащим Франции. представляет собой измену, преступление, совершенное другим лицом (гражданином или военнослужащим другой страны, лицом без гражданства) -шпионаж. Во французском уголовном праве преступления, составляющие измену, и преступления, составляющие шпионаж, тождественны по своим объекту, объективной и субъективной стороне. Так. французский УК предусматривает ответственность за сдачу иностранному государству, иностранной организации или организации, находящейся под иностранным контролем, либо их уполномоченным войсковых частей Франции, всей или части национальной территории, либо военной техники, сооружений, снаряжения и т. п., предназначенных для национальной обороны. Если это преступление совершено гражданином или военнослужащим Франции, оно составляет измену, если оно совершено другим лицом – шпионаж.

Шпионаж. Ст.411-1: деяния, предусмотренные ст.411-2 признаются шпионажем, если они совершены не французом и не военнослужащим французских вооруженных сил. Передача иностранному государству всей или части французской территории или армии, или зданий и оборудования, имеющего военное значение (ст.411-3), разведывательная деятельность в пользу иностранного государства (ст.411-4), предоставление иностранному государству иной важной для государства информации (ст. 411-6).

Аналогично рассматриваются и такие преступления, как поддержание связей с иностранным государством с целью вызвать военные действия или акты агрессии против Франции; представление иностранному государству средств для военных действий или актов агрессии против Франции; саботаж, т. е. уничтожение, повреждение или хищение документов, оборудования, технических устройств, информационных систем и т. д., либо внесение неполадок в их работу, способное причинить вред основополагающим интересам нации; предоставление гражданским или военным органам власти Франции ложной информации с целью оказания помощи иностранному государству, способное причинить вред основополагающим интересам нации, и некоторые другие.

Интересно, что УК Франции отдельно формулирует состав неудавшегося подстрекательства. Согласно статье 411-11. наказывается прямое подстрекательство к совершению какого-либо из преступлений против основополагающих интересов нации, которое не привело к своему результату только по обстоятельствам, не зависящим от воли исполнителя. Вместе с тем, составы неудавшихся организаторства или пособничества УК не формулирует. Ответственность за такие деяния наступает по соответствующим общим статьям.

Глава вторая “Иные посягательства на республиканские государственные институты или целостность национальной территории” включает отделы: “О посягательстве и заговоре”, “О восстании” и “Незаконное присвоение командования, незаконный набор вооруженных сил и подстрекательство к восстанию”.

В этой главе обращают на себя внимание составы посягательства и заговора. Под посягательством понимается тяжкое государственное (политическое) преступление, состоящее, согласно статье 412-1 УК 1992 года, в совершении одного или нескольких насильственных действий, способных поставить в опасность республиканские государственные институты или причинить вред целостности национальной территории. В свою очередь, пол заговором УК понимает соглашение нескольких лиц, нашедшее объективное .выражение в конкретных действиях, о совершении посягательства, определенного выше, т. е. по существу приготовление к посягательству. [

Определение посягательства, таким образом, достаточно неопределенно. Конструкция состава такова, что им фактически охватываются любые насильственные действия. Вряд ли “одно насильственное действие” сможет поставить в опасность институты государственной власти, а тем более причинить вред целостности национальной территории. К тому же, для привлечения к уголовной ответственности вовсе не обязательно, чтобы эти действия реально поставили в опасность государственные институты, достаточно даже того, что они могли поставить их в опасность. Такая позиция законодателя может привести к чрезмерному ужесточению ответственности за данное преступление и приготовление к нему, а также к крайнему расширению уголовной репрессии. Тем более, что за посягательство УК предусматривает максимально суровые наказания: тридцать лет уголовного заточения за “обычное” посягательство и пожизненное заточение за посягательство, совершенное публичным должностным лицом.

Как представляется, крайней суровостью и необоснованно широкой репрессией отличаются нормы об уголовной ответственности за участие в восстании, под которым понимается “любое коллективное насилие, способное поставить в опасность республиканские институты государственной власти или причинить вред целостности национальной территории”(ст. 412-3 УК 1992 года). Из определения восстания видно, что это политическое преступление по своей объективной стороне тождественно посягательству: и то и другое представляют собой совершение насильственные действий, которые могут поставить в опасность государственные институты или могут причинить вред целостности территории. Различие заключается в том. что восстание – это коллективное, т. е. массовое, насилие, а посягательство – насилие индивидуальное, либо нескольких лиц.

Строго наказывается не только применение открытой силы. разрушение зданий, сооружение баррикад и оборонительных укреплений полевого типа (окопов), но и обеспечение восставших продовольствием, призыв восставших к объединению и даже выполнение любой работы по противодействию мероприятиям, осуществляемым государственными силами.

Ст.412-1 – 412-8 предусматривают ответственность за посягательства на республиканские учреждения Франции, на целостность и неприкосновенность ее территории:

I. насильственные посягательства, угрожающие существованию республиканских учреждений и целостности территории страны, заговор с этой целью (ст.412-1, 412-2) – лишение свободы до 30 лет и штраф 3 млн. франков?

II. участие в восстании против республиканской формы государственного правления или целостности территории Франции – наказание от 15 до 20 лет, штраф 1,5-2 млн. франков;

Читайте также:  Нужно ли заверять договор купли-продажи автомобиля у нотариуса и в каких случаях это необходимо?

III. организация восстания и руководство им – наказывается наиболее сурово – пожизненным заточением и штрафом в 5 млн. франков;

IV. захват командования вооруженными силами без законного приказа – лишение свободы до 30 лет, штраф 3 млн. франков;

V. провокации самовооружения – наказание ставится в зависимость от последствий.

Несмотря на существование норм об освобождении от наказания или его смягчении в случае добровольного отказа от совершения преступления или в случае деятельного раскаяния лица, включение подобных, явно карательных норм не вполне согласуется с основными концептуальными идеями уголовно-правовой реформы и, в частности, с идеей правового государства, согласно которой высшей ценностью в обществе является человек и его основные права.

Глава третья “Иные посягательства на национальную защиту” включает отделы: “Посягательства на безопасность Вооруженных Сил и на охранные зоны оборонного значения” и “Посягательства на тайну национальной защиты”.

К посягательствам на безопасность Вооруженных Сил Франции УК отнес подстрекательство французских военнослужащих к переходу на службу к иностранному государству, к неповиновению, деморализацию армии, воспрепятствование передвижению личного состава или военной техники и некоторые другие деяния. Их всех объединяет цель совершения – причинение вреда национальной защите. При этом причинение реального вреда не является необходимым условием.

Устанавливая ответственность за посягательства на тайну национальной зашиты, УК делает попытку преодолеть “глухую бланкетность” этих норм. Согласно статье 413-9, характер тайны национальной защиты имеют сведения, технологии, документы, информационные данные и данные картотек, относящиеся “к национальной защите и ставшие объектом специальных мер, предусмотренных соответствующим декретом Государственного Совета Франции и направленных на исключение их распространения или предоставления недозволенным лицам.

Уголовно-правовой режим политических преступлений, как об этом говорилось. отличается от режима преступлений обшеуголовных. При назначении лишения свободы (уголовного заточения пожизненного или на срок) за политические деяния период безопасности, в течение которого осужденный не имеет права пользоваться никакими льготами по смягчению наказания, не назначается. Это, впрочем, не относится к двум политическим преступлениям: сдаче иностранному государству войсковых частей Франции, всей или части национальной территории, либо военной техники и к посягательству, за совершение которых назначение периода безопасности обязательно. Среди дополнительных наказаний, предусмотренных для физических лиц за совершение политических преступлений и проступков, главное место занимают запрещение пользоваться политическими, гражданскими и семейными правами, запрещение проживать в определенных местах и запрещение занимать государственную должность.

В области преступлений и проступков достаточно широко предусматривается освобождение от наказания и его смягчение в случае добровольного отказа лица от совершения преступного деяния или деятельного раскаяния; УК Франции предусматривает освобождение от наказания для тех, кто пытался совершить такие преступления, как сдача войсковых частей Франции, всей или части территории, либо военной техники иностранному государству; передача иностранному государству сведений, технологий, документов и других “объектов, использование. разглашение или собирание которых способно причинить вред основополагающим интересам нации; саботаж; либо посягательство, однако, известив административные или судебные органы, помог избежать совершения преступления и установить в случае необходимости других виновных. Таким образом, освобождение от наказания предусматривается для лица, добровольно 13 отказавшегося от завершения преступления и способствовавшего изобличению Поделись с друзьями

Корольков Николай 302.

Международные преступления и уголовные преступления международного характера

Международная преступная деятельность проявляется в деяниях двоякого рода.

Наибольшую опасность представляют деяния лиц, вопло­щающие преступную политику государства, как бы персони­фицирующие международные преступления государства, т. е. агрессию, колониализм, геноцид (уничтожение групп людей по расовому, национальному или религиозному признаку), экоцид (загрязнение окружающей среды с тяжкими глобальными по­следствиями).

Для характеристики указанных деяний официально исполь­зуется термин преступления против мира и безопасности че­ловечества; в литературе распространен термин международ­ные преступления. Субъектами таких преступлений вместе с государствами, несущими международную политическую и ма­териальную ответственность, становятся его руководители, выс­шие должностные лица, иные исполнители преступной полити­ки. В отношении этих лиц компетентны, наряду с национальны­ми судебными органами, специально создаваемые государства­ми международные судебные учреждения. В настоящее время завершается разработка Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества.

От международных преступлений в указанном значении следует отграничить преступления международного характе­ра, к которым относятся деяния, посягающие на интересы нескольких государств и вследствие этого также представляю­щие международную общественную опасность, но совершаемые лицами (группами лиц) вне связи с политикой какого-либо го­сударства, ради достижения собственных противоправных це­лей. За рубежом по отношению к таким деяниям принят и иной термин — транснациональные преступления.

В числе такого рода деяний: захват заложников; посяга­тельства на лиц, пользующихся международной защитой; за­хват и (или) использование ядерного материала в противоправ­ных целях; незаконный оборот наркотических средств и психо­тропных веществ; незаконные акты, направленные против безо­пасности гражданской авиации и морского судоходства; пират­ство на море и др.

69. Агрессия − международное преступление.

Агрессия— понятие современного международного права, которое охватывает любое незаконное с точки зрения Устава ООН применение силы одним государством против территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства. Агрессия не может быть оправдана никакими соображениями любого характера, будь то политического, экономического, военного или иного, и является преступлением против международного мира.

В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 г. под агрессией понимается применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной целостности и неприкосновенности или политической независимости другого государства или каким-либо иным способом, не совместимым с уставом ООН.

Понятие агрессии включает в качестве обязательного признак первенства или инициативы (применение каким-либо государством вооружённой силы первым).

Актом агрессии является:

1) вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства или любая военная оккупация, какой бы временный характер она ни носила, являющаяся результатом такой агрессии, или любая иная агрессия с применением силы на территории другого государства или части ее;

2) применение вооруженных сил одного государства, находящихся на территории другого государства по соглашению с принимающим государством, в нарушение условий, предусмотренных в соглашении, или любое продолжение их пребывания на такой территории по прекращении действия соглашения;

3) действие государства, которое позволяет, чтобы его территория использовалась другим государством для совершения акта агрессии против третьего государства;

4) бомбардировка вооруженными силами одного государства территории другого государства или применение оружия против другого государства;

5) нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские и воздушные флоты другого государства;

6) засылка одним государством вооруженных бандформирований, вооруженных групп, регулярных сил наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства, носящие столь серьезный характер, что это равносильно перечисленным выше актам, или его значительное участие в них.

Дата публикования: 2015-02-28 ; Прочитано: 730 | Нарушение авторского права страницы

В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 г.

Обстоятельства, исключающие преступность деяния

Разнообразие общественных отношений продиктовало необходимость закрепления, на законодательном уровне обстановок, оказавшись в которых человек действует против закона, но освобождается от всякой ответственности.

Возникают ситуации, в которых действия субъекта по внешней характеристике сопоставимы с понятием преступление, но при определённых обстоятельствах, установленных законом, не является таковым. Для объективного понимания таких обстоятельств, обратимся к их определению.

Действия, которые исключают преступность деяния – это содержащие признаки состава преступления, причиняющие и посягающие на нарушение общественных отношений, но не являются преступлением, согласно нормам УК РФ.

Они закреплены на законодательном уровне и такими можно считать:

  1. Причинение физического увечья преступнику при его задержании.
  2. Принуждение, которое может быть как физическим, так и психологическим.
  3. Для военнослужащих и полицейских исполнение приказа, а также распоряжения.
  4. Самооборона, но с условием непревышения законных пределов.

В ситуации, когда нужно применить самооборону, нельзя прибегать к превышению законных пределов. Например, когда субъект нападает с бейсбольной битой, нельзя обороняться с помощью огнестрельного оружия.

Парадокс, но в этой конкретно рассматриваемой ситуации, действия обороняющегося будут расценены как преступление, за которое к нему в лице государства будут применены санкции в виде лишения свободы.

Нормативная база многих зарубежных стран также имеет актуальный для современного общества перечень обстоятельств, исключающих преступность деяния. На их фоне российское законодательство не выглядит устарелым, а, наоборот, глубоко проработанным и принятым с учётом всех современных реалий.

В доказательство можно привести тот факт, что список постоянно обновляется и расширяется с учётом развития современного социума, вот относительно недавние изменения:

  • деяния, которые несут общественный вред, но в силу малозначительности не переходят допустимые границы;
  • невиновное действие, запрещённое на законодательном уровне, но совершённое под давлением или угрозой наказания;
  • не привлекают к ответственности за действия, которые предусмотрены УК, если их совершил ребёнок или человек, являющийся невменяемым.

Это правовой ответ государства на постоянно модернизирующееся общество страны, которое охватывает все новые территории отношений, регулируемых УК. Устранять пережившие себя нормы следует молодым юристам, но под контролем опытных коллег, что приведёт к наиболее точному соответствию статей нынешнего времени.

Воздействие выражается в активной жестикуляции, при ругани и нанесении оскорбления.

Общая характеристика уголовного права зарубежных стран

Уголовное право стран Европы и Северной Америки имеет немало аспектов, характеризующихся общностью в принципах и основополагающих уголовно-правовых институтах. В то же время уголовное право каждого суверенного государства имеет немало институтов, норм, обладающих выраженной спецификой.

Источником уголовного права в государствах Европы и Северной Америки выступает уголовный закон. Однако в ряде стран помимо закона в качестве источников выступает и Конституция, и подзаконные акты.

Это характерно для США, отчасти — Франции. Источником уголовного права может выступать и судебный прецедент, что наиболее типично для Великобритании.

Например, в § 15 УК Калифорнии содержится следующее его определение: «Преступлением, или публичным уголовным правонарушением, является деяние, которое совершено или не совершено в нарушение нормы права, запрещающей или предписывающей его совершение, а также за которое назначается после осуждения (виновного) одно из следующих наказаний: Современное уголовное право зарубежных государств включает в себя уголовно-правовые теории, уголовное законодательство, практику судебно-следственных органов.

Уголовная ответственность устанавливается и другими кодексами Дорожным, Трудовым, Кодексом жилых и нежилых помещений, Кодексом интеллектуальной собственности, Таможенным кодексом, Налоговым кодексом, Кодексом о защите прав потребителей, Кодексом о здравоохранении и др.

Готовые работы на аналогичную тему

  • Курсовая работа Преступления против государственной власти 430 руб.
  • Реферат Преступления против государственной власти 250 руб.
  • Контрольная работа Преступления против государственной власти 240 руб.

Для квалификации этих преступных деяний имеют значение мотивы их совершения, например, корыстная либо другая собственная заинтересованность.

неудовлетворенности личности сложившимися жизненными обстоятельствами;.

Преступное деяния в уголовном праве зарубежных стран (стр. 2 из 5)

Доктринальные определения. В правовой литературе зарубежных государств существуют самые разные определения преступного деяния. В целом же, все доктринальные определения можно свести в три группы: а) формальные; б) прагматические; в) смешанные. В английской и американской уголовно-правовой теории существуют самые разные мнения по поводу того, что считать преступлением. Одни авторы таковым считают противоправное и наказуемое деяние; другие — антиобщественное и наказуемое; третьи — противоправное, виновное (намеренное) и наказуемое и т.д. Однако чаще всего встречается именно формальное определение преступления как деяния, запрещенного под угрозой наказания нормами уголовного права (Дж. Стифен, П. Таппен, Дж. Холл и др.). Например, американский профессор социологии и права Нью-йоркского университета П. Таппен считает, что преступление — это намеренное действие или бездействие, нарушающее нормы уголовного права (статутного или прецедентного), совершенное при отсутствии обстоятельств, освобождающих от ответственности или наказания, и наказуемое государством (P.Tappan. Crime, JusticeandCorrection, N.Y., London, Toronto, 1960. P. 10).Попытки дать какое-либо точное и бесспорное определение преступного деяния не увенчались успехом и во Франции. Сегодня в основу определения французские юристы кладут, как правило, только формальный критерий. В связи с этим, преступное деяние определяется ими как деяние, нарушающее уголовный закон (Ж. Левассер, А. Шаван, Ж. Монтрей), как любое деяние, предусмотренное и наказуемое уголовным законом (М.-Л. Расса) и т.п. Такая позиция, по мнению французских юристов, исключает самую большую ошибку какого-либо подобного определения: его спорность. Но, все же, признается, что такое определение безжизненно и не учитывает того обстоятельства, что преступное деяние — это деяние человеческое и социальное. Широкое распространение формальных определений в уголовном праве зарубежных стран вполне естественно, поскольку эти определения в значительной мере корреспондируют одному из основных принципов классического уголовного права — принципу, согласно которому преступным и наказуемым может быть признано лишь такое деяние, которое запрещено законом.Наряду с формальными определениями преступного деяния, содержащимися в трудах представителей неоклассической школы уголовного права, существует немало определений, данных представителями социологического направления, в особенности американскими прагматистами. Преступление, согласно этому подходу, представляет собой любое действие или несовершение действия, наказуемое обществом как вред, направленный против него (А.Холл). На первый план выдвигается не противоправность преступления, а понимаемые по-своему интересы общества (прагматизм).Английские и американские юристы предпринимали попытки дать такие определения, в которых комбинируются элементы определений, выдвинутых как неоклассической школой, так и социологической. Преступление, согласно этой точке зрения, представляет собой противоправное действие или невыполнение обязанности, которые являются посягательством на интересы общества и которые влекут для виновного лица установленное правом наказание.Во французской юридической литературе также можно встретить более развернутые определения преступного деяния, чем просто формальное определение. К примеру, в курсе М.-Л. Расса «Уголовное право» (1987) существует такое: «это всякое деяние, предусмотренное и наказуемое уголовным законом в силу того, что оно «задевает» мораль или нарушает общественный порядок». Позитивным является то, что в определении указывается на такой признак преступного деяния, как «вредоносность», однако ничего не говорится о характере и степени такой «вредоносности».Несмотря на попытки зарубежных юристов отойти от традиционных дефиниций, преобладают определения, в которых на первый план выдвигается формальный признак — запрещенность деяния нормами уголовного права. 2

1. 2. Признаки преступного деяния.

В английском и американском уголовном праве не выработано какого-либо единого определения преступления, поэтому и не существует какой-либо единой системы признаков такового. Положение усложняется еще и тем, что каждый из признаков преступления толкуется по-разному. В целом же, в англо-американском уголовном праве понятие преступления предполагает, как правило, наличие двух элементов:«actusreus» (объективный критерий) и «mensrea» (субъективный критерий). «Actusreus» — это поведение, которое выразилось в добровольном действии или бездействии, причинившем определенный вред или создавшем угрозу его причинения. При этом речь идет о конкретном действии или бездействии, умысел на совершение преступления, не выразившийся в конкретных материальных действиях, в принципе ненаказуем. Определение «mensrea» (буквально «виновный дух») более сложно. Это психологический элемент преступного поведения, который обозначается в нормативных актах обычно словами «с намерением», «умышленно», «злонамеренно», «неосторожно», «обманно» и т.п. Таким образом, понятие «mensrea» близко к понятию виновности. Вместе с тем, признак виновности очень часто отсутствует в определениях преступления в англо-американской правовой литературе. Отчасти это является следствием того, что действующее законодательство и судебная практика не считают вину безусловно обязательным признаком преступления. Даже при указании на вину как признак преступления авторы обычно имеют в виду лишь общее правило, которое в значительной степени выхолощено всевозможными исключениями. При этом некоторые американские юристы считают, что вина является необходимой для уголовной ответственности, однако требование ее установления не является конституционным, если не считать отдельных случаев (Г.Паккер). В условиях США это означает, что уголовный закон, устанавливающий наказание за деяние и не требующий, чтобы данное деяние было совершено виновно, может быть признан неконституционным только в виде исключения. Английский профессор Г. Купер считает, что вопрос о возможности привлечения к уголовной ответственности без вины лежит вне сферы права. По его мнению, это, прежде всего, вопрос уголовной политики, который решается с учетом социальных и культурных факторов в условиях данной эпохи. (Н.Cooper. Toward a Rational Doctrine of Criminal Responsibility. «The Journal of Criminal Law, Criminology and Police Science» September 1968, vol. 50, № 3, p. 340,343.). В уголовном праве Англии и США существуют преступления, для которых виновность не является обязательным элементом. Ответственность за такие преступления получила название «абсолютной», или «строгой».4 Для привлечения к уголовной ответственности в данном случае достаточно констатировать совершение лицом определенного в статуте действия либо бездействие. Подсчитать число конкретных случаев, когда устанавливается такая ответственность, очень сложно. В учебниках по уголовному праву можно встретить утверждение о том, что абсолютная ответственность в виде общего правила вводится законами, предусматривающими незначительные наказания за нарушение правил, регулирующих торговлю, изготовление лекарств, продуктов питания и т.п. На практике дело обстоит иначе. Объективное вменение считается допустимым и в случаях, когда совершено преступление, за которое может быть назначено лишение свободы, причем на длительный срок. Примером этому служит законодательство, устанавливающее ответственность за половые преступления против несовершеннолетних (изнасилование, развратные действия и пр.), за которые может быть назначено суровое наказание вплоть до смертной казни . Требование законности привлечения к уголовной ответственности было одним из основных положений, сформулированных в период буржуазных революций. Оно получило оформление в виде принципа «nullumcrimensinelege» — «нет преступления без указания о том в законе». Однако в Англии и США этот принцип получил иное звучание. Преступлением было объявлено не то, что противоречит закону, а то, что противоречит нормам права. При этом под нормами права с самого начала понимались как нормы закона, так и нормы общего права, выработанные судебной практикой (см. лекцию об источниках уголовного права современных западных государств). В Англии с давних пор традиционно считалось, что основанием для привлечения к уголовной ответственности может служить не только акт, принятый парламентом, но и другие источники права. Имея дело с деянием, которое не запрещено законом, английский суд всегда мог привлечь к ответственности лицо, совершившее данное деяние, если ранее другой суд уже признал такое же или сходное деяние преступным и наказал виновного. Пределы применения уголовных санкций в этих случаях достаточно неопределенны. В классической работе Дж. Стифена «Дигесты уголовного права» написано: «Деяния, которые считаются причиняющими вред обществу, в некоторых случаях признаются менее опасными преступлениями (мисдиминорами), поскольку суду, рассматривающему дело, становится очевидно, что есть аналогия между этими деяниями и другими, которые были признаны менее опасными преступлениями, хотя первые из них прямо не запрещены какой-либо нормой права, и никакой прецедент прямо не применим к ним».Применении уголовной ответственности по аналогии, но и к введению новых видов преступлений по усмотрению судов. Таким же путем в решении данного вопроса в течение долгого времени шло и уголовное право США. Однако в США положение изменилось. Американское федеральное право и право отдельных североамериканских штатов в настоящее время прямо устанавливают что уголовная ответственность может быть возложена только на основании законодательных актов. Но формально роль прецедентного права все же велика. Некоторые авторы даже выдвигают этот признак на первый план. Так, Р. Кросс и Ф. Джонс считают, что преступление — это юридический вред, возмещением которого является наказание преступника от имени государства. Ссылаясь на вред как на один из признаков преступления, часть авторов говорит о вреде, причиняемом обществу, другая часть об юридическом или просто вреде. Во многих случаях этот признак вообще не вводится в определение преступления, поскольку их авторы не считают его существенным. Однако даже те авторы, которые говорят о вреде как о признаке преступления, понимают под вредом совершенно разные вещи. Одни вредом считают сам факт виновного совершения запрещенного деяния (формалистическое направление), другие признают вредом не само деяние, а его неблагоприятные последствия в виде утраты общественных ценностей (реалистическое направление). При этом под последними понимаются: справедливость и правопорядок; жизнь, свобода, честь и деньги; общая безопасность, социальные, семейные и религиозные формирования; общая мораль, социальные ресурсы, общий прогресс и личная жизнь .3

Сегодня в основу определения французские юристы кладут, как правило, только формальный критерий.

Ссылка на основную публикацию