Весна в деревне: реальные истории переезда из города в деревню, форум, отзывы

Часть третья. Наступила весна

p, blockquote 1,0,0,0,0 –>

Мы и не заметили, как внезапно наступила весна. Никакого постепенного потепления, медленного таяния снега: раз — и огород превратился в большое озеро, на котором плавают чайки. Чуть свет они начинают орать противными голосами, от которых мороз по коже. Но вскоре мы к ним привыкли и уже не замечали.

p, blockquote 2,0,0,0,0 –>

Муж целыми днями пропадает на участке: пытается копать водоотводные канавки. Деревенские мужики уже сообщили ему, что вскоре в подполе появится вода и будет стоять до середины лета. Они к этому относились спокойно, лишь подняли несъеденные за зиму заготовки повыше на полки. Картошку тоже как-то пристроили, чтобы не намокла. Нас такая ситуация не радовала. Вода в подполе — это гниющий фундамент, расползание плесени, порча хранящихся овощей и вообще повышенная влажность в доме.

p, blockquote 3,0,0,0,0 –>

Несколько дней муж озабоченно хмурился, о чём-то думал и временами заглядывал в колодец. Следили мы и за подполом, но там было сухо. Как-то вечером, перед тем, как лечь спать, мы спустились в подпол: земляной пол потемнел, но признаков воды не было.

p, blockquote 4,0,0,0,0 –>

Утром муж первым делом, не включая в подполе свет, как был, в домашних тапочках спустился туда. Тут же я услышала громкую ругань и плеск. За ночь в подполе поднялась вода почти по колено, и он ухнул в неё с лестницы. Завтрак пришлось отложить. Опустили насос, на улицу вывели шланг и до полудня откачивали воду. Досуха не получилось — не брал насос. Тогда муж принялся копать в углу подпола накопительный колодец — небольшую яму, уже оттуда и качали. Стоило насос выключить — вода снова поднималась. Снегу-то зимой было много, и он разом весь растаял.

p, blockquote 5,0,0,0,0 –>

Муж, его зовут Борис, опять задумался над проблемой, а потом притащил из сарая новый насос и принялся мыть его прямо в ванне. После из окна я наблюдала, как он привязал его к верёвке и опустил в колодец. Колодец у нас выкопан посреди сада, из окон южной стороны его хорошо видно. За поздним завтраком муж объяснил, что решил таким способом понизить уровень грунтовых вод, тем более, что вода в колодце поднялась очень высоко, примерно на четыре метра.

p, blockquote 6,0,1,0,0 –>

Его решение оказалось верным. Вода в подполе больше не появлялась. Более того, её уровень стал снижаться на всём участке, а вскоре вода ушла и из огорода. Глядя на нас, сбрасывать воду из переполненных колодцев стали и соседи. По шлангу она уходила в канаву, тянущуюся вдоль всей улицы, а затем сбегала через луг в речушку, приток Волги.

p, blockquote 7,0,0,0,0 –>

Теперь я поняла, что такое Нечерноземье! Отвратительная рыжая земля с большой примесью песка (у кого-то — глинистая) и высочайшей кислотностью. Всё усугублялось ещё и тем, что деревенские, с маниакальной упёртостью, из года в год вбухивали в свои огороды тонны торфа. Лишь последние несколько лет мы не видим колонны грузовиков, развозящих по деревням торф. То ли ума у людей добавилось, то ли добыча торфа сдохла, но гробить землю перестали.

p, blockquote 8,0,0,0,0 –>

Первые пару лет окружающие настоятельно советовали нам купить несколько грузовиков этой гадости, потому что торф был дёшев, не в пример навозу. Наши доводы о том, что голый торф вносить нельзя, потому что он ещё больше закисляет почву, напрочь отметались. Хотя деревенские и признавали, что раньше, когда тут был колхоз, торф перед внесением в почву обрабатывался аммиаком. Мы пытались вразумить их, доказывая, что неимоверное количество злостных сорняков типа одуванчика, осоки и осота, хвоща, пастушьей сумки, а также такие болезни, как кила капусты, исходят из высокой кислотности почвы, но всё было напрасно. Так мы впервые столкнулись с деревенской кондовостью. Наконец, нам надоело учить людей, которые старше нас. Просветительской работы мы больше не вели, но доказывали свою правоту примером. Не жмотились, а покупали каждый год по машине навоза; скошенную траву и выполотые сорняки, в отличие от соседей, не вывозили подальше от участка на заброшенное, когда-то колхозное, поле, а складывали в компостные кучи. Туда же зимой выносили пищевые отходы: картофельные очистки, капустные листья, яичную скорлупу, начавшую гнить морковь и свёклу. Чтобы было красиво — городские же! — компост по весне перекладывали в самодельные ёмкости: покупали полиэтилен — рукав чёрного цвета, резали его на метровые куски. Получались этакие бочки без дна. Аккуратно укладывали туда полуперепревший компост, сверху засыпали землёй и сажали кустовой кабачок. Верх этой круглой полиэтиленовой ёмкости я немного стягивала в симпатичные оборки. Земля под кабачком была тёплой, а компост за лето перепревал в однородную рассыпчатую массу.

p, blockquote 9,0,0,0,0 –>

Этой же весной сын купил нам восьмиметровую теплицу из сотового поликарбоната. Тогда они были в диковинку. Какой-то частный предприниматель в Дубне только-только стал осваивать их производство. Вся деревня ходила смотреть на выдумки городских. Народ пришёл к выводу, что всё это дурь и блажь и продолжал городить из гнилых корявых досок и жердей временные теплицы под полиэтилен. У самых продвинутых стояли застеклённые, но их было мало.

p, blockquote 10,0,0,0,0 –>

p, blockquote 11,0,0,0,0 –>

Когда схлынула вода, мы с тоской озирали огромный участок с жёсткой, как асфальт, землёй, заросшей мать-и-мачехой, осокой, одуванчиком и хвощём. Копать вручную представлялось немыслимым.

p, blockquote 12,1,0,0,0 –>

Мы с мужем договорились, что весь участок делим на две половины: сад и огород. В саду растут яблони, сливы, смородина и крыжовник. Там же будут малина, земляника и цветы. В огороде станем выращивать овощи.

p, blockquote 13,0,0,0,0 –>

Для обработки земли купили мотокультиватор, а для стрижки травы — триммер. Со стороны соседей опять критика и недоумение. Они не понимали, зачем нам эта техника, когда раз в год можно нанять за триста рублей мужчину из соседнего села, у которого был собственный небольшой трактор с плугом. Он пахал землю всем желающим. Вместо триммера все косили траву обычной косой. Пусть оставались неровные клочки и травмировались кусты и деревья, но зато это не требовало денег.

p, blockquote 14,0,0,0,0 –>

Нам хотелось нанять трактор хотя бы один раз, в эту, тяжёлую для нас весну, но присмотревшись к вспаханной земле, мы от этой мысли отказались. После того, как трактор уехал, огород у соседа представлял вывернутые на поверхность пласты глины вперемешку с песком. Тонкий плодородный слой оказался внизу, перевёрнутый плугом. Тогда-то мы и созрели для покупки собственной техники.

p, blockquote 15,0,0,0,0 –>

Вообще, оказалось, что жадность и прижимистость деревенских вовсе не вымысел, а данность. Они тащат к себе всё, что плохо лежит, независимо оттого, нужно им это, или нет. Сосед слева, восьмидесятилетний дедок, как-то заглянул к соседке справа и обнаружил лежащие у стены дома длинные металлические трубы небольшого диаметра. Чем-то они ему приглянулись, поэтому вечерком он перетащил их к себе в огород, особо и не таясь. Она требовала, чтобы он вернул её добро, но он лишь посмеялся. Правда, дедок вскоре умер, и трубы вернулись к хозяйке. Там и сгнили.

p, blockquote 16,0,0,0,0 –>

Другой сосед присмотрел в чужом огороде хорошую косу. Я не знаю, чем уж она была хороша, но коса вскоре сменила хозяина. Срезать несколько кочанов капусты, накопать ведро картошки не спрашивая хозяев, зазорным не считается. Все огороды имели плохонькие заборы из сгнивших почерневших досок или горбыля только спереди, со стороны улицы. Сзади доступ на участки и к домам был свободен. Такая ситуация нам очень не нравилась, потому что много лет я выращивала большую коллекцию сортовых гладиолусов, луковицы которых привезла с Урала на новое место жительства.

p, blockquote 17,0,0,0,0 –>

Соседи с осуждением восприняли наше желание поставить забор вокруг своего участка, сообщив, что привыкли ходить через этот огород на автобусную остановку. Да и из соседней деревни люди тоже всегда идут на автобус именно здесь, не желая обходить несколько домов. Но мы были непреклонны: забор мы поставим. Возможно, некоторое время мы были темой для разговоров, но все смирились с нашим решением и стали ходить на автобус другой дорогой, когда мы огородились сеткой-рабицей на металлических столбах.

p, blockquote 18,0,0,1,0 –>

Мы с мужем с большим любопытством слушали рассказы местных о деревенской жизни. Все наши соседи, ближние и дальние, родились и выросли в этой деревне. Их дети выросли и разъехались, навещая родителей по выходным, если жили в Твери или Москве.

p, blockquote 19,0,0,0,0 –>

Однажды наша соседка, приветливая доброжелательная, улыбчивая старушка рассказывая о тех, кто жил в деревне в последние годы, сказала: — теперь-то у нас тихо, спокойно живём. Тут трое парней жили, один хуже другого. Слава Богу, одного током убило, когда он полез провода воровать, другой куда-то уехал и сгинул, а третьего мы сами убили.

p, blockquote 20,0,0,0,0 –>

Можно представить мою реакцию! Спрашиваю её: — как…убили??

p, blockquote 21,0,0,0,0 –>

А она в ответ, так спокойненько: — а мы, старухи, и убили. Задавили его.

p, blockquote 22,0,0,0,0 –>

Оцепенев, я слушала неторопливый рассказ о парне, который жил через три дома от нашего, с матерью и её сестрой. Ему было под тридцать, и он ни дня в своей жизни не работал. БОльшую часть её он провёл в тюрьме, регулярно туда попадая после очередного грабежа, пьяной драки с нанесением телесных повреждений и прочих приключений. Он постоянно грабил соседей — стариков, отбирая у них пенсии и угрожая расправой, если они посмеют жаловаться. Они и молчали. Однажды он даже залез в церковь в соседнем селе и вынес оттуда икону. Парень этот, Вовка, иногда исчезал из деревни, но обязательно появлялся в день, когда матери и тётке приносили пенсию. Он обирал их до последней копейки, а потом избивал, потому что, будучи пьяным, он буквально зверел, а пьяным он был всегда. В общем, появившись в очередной раз у матери, он встретил её слабое сопротивление. Ей было стыдно, что соседи постоянно кормят её: кто даст хлеба, кто картошки, кто десяток яиц. От этого он буквально впал в бешенство, бросил мать на пол и принялся пинать её ногами. Подбежавшую тётку ударил кулаком в лицо, отчего она отлетела к стене. На крики сбежались соседки. Куражась, он угрожал им расправой, но вскоре упал на кровать и уснул. Кое-как старухи-соседки помогли окровавленной матери добраться до… не знаю уж, куда они её уложили. Тётка плакала и говорила, что рано или поздно Вовка их убьёт, потому что постоянно гоняется за ними с топором. Тут-то кому-то и пришла в голову мысль связать его, пока он спит. Притащили верёвку и опутали бандита, как смогли. Вскоре он проснулся и обнаружил, что связан. Соседка сказала, что он орал на всю деревню, обещая спалить дома, как только распутает их верёвку. Как был, связанный, он еле-еле поднялся на ноги и вывалился в дверь. На улице он продолжал буйствовать и пытался куда-то бежать, но у соседнего дома свалился в яму, из которой брали глину. Самостоятельно выбраться он не мог. Старухи заметили, что длинная верёвка, которой они его обвязали, закрутилась вокруг его шеи, а конец остался на краю ямы. Они подхватили его и стали тянуть, пока парень в яме не затих. После вызвали участкового. Тогда эта служба ещё существовала. Теперь участковых нет, и деревни предоставлены сами себе. Соседка говорит, что участковый милиционер даже не скрывал своей радости, скоренько оформил протокол и согласился, что его постоянный подопечный задохнулся, запутавшись в верёвке.

p, blockquote 23,0,0,0,0 –>

Вот тебе и тихая деревенька!

p, blockquote 24,0,0,0,0 –> p, blockquote 25,0,0,0,1 –>

В следующей части попробую рассказать о нашей борьбе за урожай.

Аккуратно укладывали туда полуперепревший компост, сверху засыпали землёй и сажали кустовой кабачок.

Как переехать из города в деревню

В деревню горожане едут за свежим воздухом, натуральными продуктами и свободой.

Некоторые остаются: становятся дауншифтерами и радуются избавлению от офисного рабства. Но деньги в сельской местности не менее важны, чем в мегаполисе.

Вот три истории переезда из города в деревню, которые это подтверждают.

Вадим и Ольга переехали в деревню из Питера. Получив наследство, они решили построить собственный дом. Сдали квартиру в аренду, купили машину и поехали искать место.

Это участок Вадима и Ольги. Освоение начинают с разметки. Жить пока что предстоит в палатке Газель — это не только способ передвижения, но и средство заработка

Остановились в экопоселении и за первое лето построили времянку, пригодную для зимовки. Привлекла доступность земли: за 200 тысяч рублей Вадим и Ольга выкупили участок на 2 гектара и теперь готовятся построить поместье мечты.

Деньги от сдачи квартиры позволили Вадиму и Ольге покрывать основные траты на жизнь и готовиться к стройке. Без этого источника доходов жизнь в деревне была бы невозможна: работы поблизости нет, знаний и опыта для открытия бизнеса на селе тоже.

Грузопассажирская газель помогает Вадиму экономить на доставке стройматериалов и получать доход от перевозки попутных грузов. Вадим находит заказчиков и попутчиков на «Блаблакаре», осваивает сервис «Ю-ду» — выбирает те заказы, которые может выполнить при очередном визите в город.

Что не учли эти переселенцы.

Строительство стоит дорого. Стройка требует больших расходов. Заработать деньги в деревне трудно, поэтому приходится разрываться между работой в поместье и подработками в городе, грузоперевозками и обустройством. Из-за этого строительство идет медленно.

Много бытовых забот. Жизнь во времянке требует больших усилий. Чтобы помыть посуду, нужно сходить на колонку за водой, растопить печку и нагреть кипятка, а потом в тазике перемыть тарелки и вылить воду на улицу. Мыться приходится в бане у знакомых, а стирать — вручную.

Для решения любых бытовых вопросов нужно больше времени, чем в городе. Сначала придется достроить дом и только потом пользоваться водопроводом, душем и септиком.

Ольга набирает воду в скважине в 20 метрах от временного жилища Сначала времянка. Только через год придет время для настоящего дома Времянка, где перезимовали Вадим и Ольга

Читайте также:  Основные особенности и рекомендации по оформлению характеристики сотрудника, выдаваемой для военкомата с места работы

Строгие правила экопоселения. Принципы соседей оказались более жесткими, чем у них: в обязательном порядке все жители должны быть вегетарианцами. Они не имеют права держать животных на мясо, ограничены в методах обработки почвы и способах заработка.

В чем-то Вадим и Ольга имеют схожие с соседями взгляды, но внутренние принципы — это не внешние ограничения: им придется жить под постоянным надзором, чтобы не оказаться изгнанными из поселения. Землю они смогли купить после собеседования и общего голосования, тем же общим голосованием их могут и заставить уехать.

На сегодня результат у них неплохой: земельный участок с времянкой, незавершенное строительство загородного дома, автомобиль для коммерческого использования и квартира в городе, приносящая доход.

Денис мечтал о счастливой семье, загородном коттедже и собственном бизнесе. Он продал однушку в Твери и перевез жену с детьми в небольшую деревню в Тверской области. В деревне Денис собирался открыть автосервис.

Денег хватило на коттедж и новую иномарку. А чтобы открыть неподалеку автосервис, пришлось взять кредит на 2,5 миллиона рублей.

Спустя три года Денис и Ирина готовятся к разводу, разделу имущества и возвращению в город по отдельности.

Бизнес не окупал себя, Денис постоянно находился в автосервисе и сам «крутил гайки». Ирина хотела больше внимания и прежнего уровня комфорта. Дети скучали и жаловались на отсутствие сверстников по соседству. С соседями не удавалось много общаться: те получали доход от накопленных ранее средств и жили богато. Денис и Ирина не смогли соответствовать: у них не было квадроцикла, они не обзавелись катером и на охоте им было неуютно без соответствующей экипировки. Да и времени на развлечения не хватало.

В чем была ошибка Дениса и Ирины?

Низкий доход. Работники в деревне не особо квалифицированные, Денис с трудом нашел двух автомехаников, недавно окончивших техникум. Но те не могли справиться со сложными поломками. Денег на дорогостоящее оборудование не хватило, поэтому автосервис не мог обслуживать иномарки. Отечественные машины деревенские мужики ремонтировали сами. Клиентов было мало, автосервис почти не приносил дохода.

Много долгов. Денис взял кредит на бизнес, но выплачивать его было не из чего. Уровень доходов просел, потому что Ирина сидела дома с детьми. За одним кредитом потянулись другие — на мебель и технику для дома и на ремонт автомобиля. Добавилась кредитка на повседневные нужды. Денис и Ирина не учли заранее все нужные расходы и в итоге не рассчитали свои силы.

Большие расходы. Личный автомобиль оказался слишком дорог в обслуживании: страховка, ТО , зимняя и летняя резина обходятся в 150 тысяч рублей в год. Оказалось, что иномарка не подходит для сельской местности и начинающего бизнесмена с кредитными обязательствами.

Ремонтировать такой автомобиль сложно даже в собственном автосервисе: нет специалистов и инструментов, запчасти надо заказывать в городе

Нет инфраструктуры. Ирине было скучно и некуда пойти: в радиусе 100 км нет ни кафе, ни кинотеатра. Детей нечем занять после школы: репетиторов нет, кружков мало, добираться неудобно. Даже за покупками приходилось ездить в соседний город, потому что в сельских магазинах не было привычного ассортимента товаров.

Итог. Разрушенная семья, 2 000 000 рублей долга, обесценившиеся иномарка и коттедж, автосервис, который некому продать. Жилья в городе у Дениса и Ирины тоже не осталось.

Дмитрий и Дина переехали из Санкт-Петербурга в деревню. До переезда несколько лет собирались: искали место, приобретали инструменты, выбирали подходящую машину. Все сбережения — 300 тысяч рублей — вложили в покупку старого деревенского дома и отечественного автомобиля.

Дмитрий на собственном огороде В деревне машину эксплуатируют так, тут не до автосервисов

С местом не прогадали. Они могут за несколько минут добраться до города, а за несколько часов оказаться в Петербурге. Дороги отличные, в райцентре развито автобусное и железнодорожное сообщение, есть вся необходимая инфраструктура — школы, больницы, магазины. Машину Дима чинит самостоятельно, все запчасти для нее есть на селе.

За четыре года жизни на новом месте завели животных и построили ферму. Продают деревенские продукты: раз в месяц Дима отвозит своим постоянным покупателям в Санкт-Петербург мясо, яйца, мед. Зарабатывают в интернете: ведут канал на Ютубе о деревенской жизни. Дина вяжет на заказ и пишет мастер-классы по хендмейду.

В чем сложности у этих переселенцев.

Низкая скорость развития хозяйства. Деньги зарабатываются на ходу и тут же все идут в дело. Нет возможности сразу взять и вложить круглую сумму в быт и ферму. Все движется медленно, и надо выбирать каждый раз: установить душевую кабину или сначала купить поросенка.

Риски утраты дохода. Все источники дохода требуют активного участия Димы и Дины. Фермерское хозяйство не позволяет съездить в отпуск или поправить здоровье на больничном. Не будет новых роликов на канале — снизятся отчисления от рекламы; прекратят поставлять фермерские продукты — клиенты сами не приедут и не подоят козу; не будет мастерица вязать — продавать окажется нечего. До пенсии еще далеко, а пассивного дохода или финансовой подушки нет.

Итоги такого подхода: собственная ферма, несколько разноплановых источников дохода, отсутствие долгов и отсутствие сбережений.

Стройка требует больших расходов.

О нас, переезд из города в деревню

Мы приехали в деревню из Петербурга, живем здесь уже около восьми лет, и нам здесь очень нравится. Сергей Наташа, Полюшка, 42, 37 и 11 лет, мы не религиозны, не спасаемся от конца света и не одержимы какой-либо внешней идеей требующей жить вне города, нам просто нравится трава и деревья вокруг, тишина, пение птиц и отсутствие механически-монотонного, одуряющего, малоосмысленного образа жизни. Как мы дошли до жизни такой? А постепенно.

В свое время нам довелось пожить в больших городах – Москва, Санкт-Петербург, Днепропетровск. Всегда считали себя людьми, ну очень городскими, мало совместимыми с огородничеством и прочими сельскими прелестями, однако же, однако же. А началось все в Петербурге. Увлеклись, знаете ли, перкуссией – разными «ручными» барабанами, и в этой связи попали на выездной семинар в экопоселении на карельском перешейке. «Гришино», называется. Вот там и увидели, как живут вне города, вполне интеллигентные и образованные люди. Очень нам это дело понравилось, настолько, что начали закрадываться предательские мысли, сами-знаете-какие.

Алтай-Чарбай

Первоначально, мы решили напроситься пожить в какое понравится действующее экопоселение, заодно познакомились с людьми, пытающимися такое организовать. В результате оказались в маленькой общине в Алтайской тайге. Эпизод, надо сказать, значимый и интересный, посему, несколько подробностей.

Есть недалеко от Горно-Алтайска деревня Паспаул. Вот она, ближайший к общине населенный пункт. Чтобы добраться до нее, нужно ехать по плохой «грунтовке» в тайге около 40 км, преодолев три речки вброд. Весной-осенью, по нескольку недель выбраться к людям невозможно.

Община состоит из постоянно живущей семьи и сколько-то временного народу. Представляет собой этакий хутор из нескольких разнокалиберных домиков на таежной поляне на склоне горы. Место очень красивое, вокруг горы, тайга. Называют они себя Чарбай, Алтай-Чарбай. В наличии небольшое хозяйство – козы, куры, коровы, конь, небольшая пасека. В последнее время появился трактор и немного электричества от микро-ГЭС на горном ручье. К сожалению, очень много сил и времени занимает простое выживание – добывание электричества, животноводство, дровишки, ремонт и доработка имеющегося.

Выйдешь бывало поздним вечером на улицу – мороз за сорок, холодные колючие звезды, вокруг черные высоченные сосны с кедрами трещат и на десятки километров никого вокруг, только дым из трубы над головой. На ум невольно приходит словосочетание «тепловая смерть», хотя это и из другой оперы. Из этой – факт, что жизнь горстки людей в тайге, поддерживается сейчас только огнем в печи, погасни он и а-ага!

Мы на Алтае прожили всего ничего, практически только перезимовали, но впечатлений получили много, более того, стало очень хорошо понятно, что нужно именно нам. Ну и как приятный довесок – после зимовки в тайге, любые временные неустройства и неудобства воспринимались с понимающей улыбкой (это что, вот бывало…), практические навыки опять же. На фоне туристического опыта, это позволяло позаботиться о себе в сложных ситуациях, не бояться браться за новое дело. Словом, очень помогло.

Пермский край, деревня

Обосноваться насовсем мы решили в Пермском крае, здесь у нас родственники. Поездили по окрестностям, нашли медвежий угол по душе и начали строиться. Местечко выбрали в маленькой деревне, на отшибе, возле леса. Несколько лет пришлось жить в сильно походных условиях, но ничего, одолели. Получился этакий индивидуальный эко-хутор, на своем отдельном холме. Деревню видно как на ладошке, от нее мы отделены большим заросшим оврагом с речушкой. Сильно близко соседей нет, место не особенно доступное и ровное, а народ предпочитает удобное огородничество на плоскости. Дорога к нам – грунтовый серпантин проходимый только в теплый сезон в сухую погоду, так что все завозы приходится планировать заранее, «в навигацию». Дорогу зимой к нам на холм никакие службы не чистят, только внизу в деревне. Приходится протаптывать длинную тропинку к людям, а куда деваться? Пробраться к дому зимой с большим грузом можно только на снегоходе с нартами, жаль, что у нас такого нет.

Электричество из деревни, три фазы, воздушная линия на столбах, все как у людей. Электричество нередко пропадает, порой на сутки – поломки, обрывы. Тем не менее, это значительно лучше микро-ГЭС, ветряков и солнечных элементов. Наше трехфазное электричество также имеет свои особенности – изрядный «перекос фаз» и включать моторы в такую сеть без сложной защиты не стоит.

Вода у нас нашлась прямо на участке – небольшой родничок. Мы его окультурили и сделали ему накопительную емкость ниже по течению. Теперь электрическим насосом можно забирать воду круглогодично в любых разумных количествах (полив летом, наполнение емкостей, бассейна).

С появлением безлимитной насосной воды стала функционировать баня. Первая постройка на участке – первоначально была скромным жилищем вашего покорного слуги.

Дом мы строили традиционный для данной местности (лесная зона) – бревенчатый, никаких там новомодных саманов и соломы. Сам сруб (стены) заказывали в соседней деревне у бригады строителей, все остальное делали сами.

Отопление у нас тоже традиционное – дровяные печи (баня, мастерская, дом). Когда пришло время, оказалось что хорошего печника не сыскать днем с огнем, да и стоят его услуги ого-го! Пришлось браться самому. Печное дело изучили довольно глубоко и теперь сами при необходимости консультируем и помогаем.

Вся мебель в доме сделана самостоятельно, использованы как обычные доски с фанерой, так и очищенные от коры коряги, стволы небольших деревьев из леса рядышком. Бревенчатые стены изнутри дома отшлифованы и оставлены в первозданном виде. В целом, получился стиль «Дом интеллигентной бабы Яги».

Огородничество. Огород у нас в силу пересеченной местности, своеобразный – разнокалиберными грядками. Ровного места не особенно много, да и то под некоторым наклоном. Траву вне грядок мы не выводим, только косим. Это дает много преимуществ. В грядках растет все, от морковки-картошки до цветов. Много цветов, овощей стараемся выращивать ровно столько, сколько нужно, плюс маленький запас. За три-четыре года, путем последовательных приближений определилось их количество. В целом огород – этакий симбиоз нескольких природосообразных систем с хрестоматийной. Недавно у нас появилась интересная теплица. Она сильно помогает весной – выращивание рассады перестало быть мучительным процессом, и осенью. Помидоры, сладкий перец, некоторые теплолюбивые овощи и травки растим в ней. Сад подрастает, это не конкретное место, а разбросанные по участку деревья. В основном это яблони, орехи, ягодные кустарники. Сажаем не только плодовые, есть и клены, дубы, сосны, можжевельники, рябины, береза.

Ребенок ходит в школу в соседнем селе. Вместе с деревенскими ребятишками ее возит школьный автобус собирающий малышню по окрестностям. После уроков таким же образом назад.

Первые годы приходилось заниматься сугубо практическими вещами – стройка, обустройство пространства вокруг. Хотелось сделать чрезвычайно много. Прошло время, изменились мы снаружи, изменились внутри. Свои запросы по обустройству сократили до минимума – надоела дурная тяжелая работа. Все больше времени стараемся посвящать творчеству, его сторонам интересным для нас. Наташа, как только приехали в Пермский край, получила второе образование по специальности «Декоративно-прикладное искусство». Она рисует, делает картины и украшения из цветной шерсти, ведет кружок ИЗО в соседнем селе. Некоторое время назад у нас появилась отапливаемая мастерская. Самодельный токарный станок по дереву позволил заниматься не только утилитарной деревообработкой, но и декоративными вещицами. Немного занимался радиолюбительством. Последнее время у нас появилось общее увлечение – декоративное стекло. Это и витраж, и фьюзинг, и стеклодувное дело. Здесь теперь в основном и сосредоточены наши стремления в этом смысле.

Заключение

Трудно сказать – «В деревне лучше, чем в городе!». Для того чтобы это было так, требуются довольно много совпадающих обстоятельств – особенный, направленный внутрь, склад ума, семья, имеющая общие вкусы, интересы, пусть очень маленький, но постоянный доход (жить в деревне не дорого, мы сдаем маленькую квартиру в городе).

Здесь сильно уменьшается или перестает работать вовсе стадное чувство. Это воспринимается, как физическое облегчение. Здесь ты сам ответственен за свою жизнь, эта ответственность не навязчива, но очень ощутима. Ежедневные устремления куда как более естественны, более живые. Здесь никто тебя ежесекундно не подталкивает под руку смысловыми конструкциями с рекламных плакатов, радио и телевизора, хотя дотянуться пытаются. В целом, здесь как бы выписываешься из общепринятой системы, потребительского социума, хотя, конечно, и не до конца. Здесь приходится гораздо больше шевелить мозгами, потому как до готовых магазинных решений долго и дорого добираться. Проще сделать самому, заменить или обойти этот момент вовсе.

Здесь приходится очень много времени проводить вместе и мало внешних возмущающих факторов – часто наружу выбираются, материализуются, страхи, комплексы и прочие неприятности. Мы такое видели. Кроме того, всегда следует помнить о материальности мыслей. Три узелка на священном поясе – «Добрая мысль», «Доброе слово», «Доброе дело». Да. Словом, в тишине и некоей размеренности возникают довольно интересные отношения с действительностью, с миром вокруг, гораздо больше способствующие человеческому счастью.

Романов Сергей (Babay Mazay), февраль, 2019 г.

Бревенчатые стены изнутри дома отшлифованы и оставлены в первозданном виде.

Статусный мужчина

Сегодня писала прощальное письмо маме,на всякий случай.

Несчастье.

И самое главное – дом был в четыре раза просторнее нашей однокомнатной квартиры , а по стоимости практически не превышал её.

Блогер-деревенщик

«Недоучившийся юрист» — как называет сам себя, известный «деревенский блогер» (об этом ниже) — уже четыре года Андрей выживает своим трудом в маленькой деревушке на юге Псковской области. Вокруг классический сельский пейзаж — неказистые, большей частью деревянные (это край лесов и озер), домики, пыльные ухабистые дороги, остатки колхозных коровников.

Читайте также:  Лицензирование отдельных видов предпринимательской деятельности: порядок и суть мероприятия

— Мы — идейные переселенцы. Еще в 25 лет я понял, что хочу уехать из города, от толчеи, от пыли, чтобы ребенок по траве бегал, а не копался в грязной песочнице. Я жил под Питером, насмотрелся.

— Почему именно сюда переехали? Далековато от Питера.

— Там все-таки холодно и сыро, хотелось в среднюю полосу. Ездили в Новгород — холодновато, в Тверь — дорого, все раскуплено.

Сам Андрей живет в деревне уже четыре года. Но семью удалось перевезти только сейчас. Поначалу Андрей думал разводить кроликов. Подсчитал — один кролик в среднем дает 1,7 кг мяса. Цена за килограмм — 300 руб., т.е. около 500 рублей за штуку. Чтобы заработать, например, 20 тысяч рублей, нужно продать целых 40 кроликов, которые растут по полгода.

— В деревне сейчас главный вопрос — деньги. Точка. Если есть деньги, остальное ерунда, — убежден Андрей, и видно — знает, о чем говорит. — Временами было очень тяжело. Но и в самые тяжелые месяцы, когда я и жил на 2500 рублей в месяц, уезжать не было мысли.

В деревне сейчас главный вопрос деньги.

Расквартировка городов. Кто думает переселяться из города в пригород или деревню?

А после это да.

Елизавета Мокеева

Доула (помощница при родах), 34 года. Три года назад переехала в деревню,
расположенную в 600 километрах от Москвы.

Мы с мужем — из военного городка Власиха Одинцовского района. Познакомились еще в детстве, а учились и работали, естественно, в Москве.
По образованию я маркетолог, окончила университет Натальи Нестеровой.
В столице мы снимали квартиру, и нас все устраивало, пока в 2011 году мы не узнали, что ждем третьего ребенка. Тогда стало понятно, что нам нужно собственное жилье.

Мы изучили рынок недвижимости и пришли к выводу, что большая квартира в Москве нам не по карману. Для ее покупки нам придется 40 лет выплачивать ипотеку и жить в постоянном финансовом напряге, поэтому мы решили построить большой дом в деревне.

Участки в Подмосковье тоже оказались дорогими, и тогда муж вспомнил, что у него есть доставшаяся от родственников земля в одной из деревень Нижегородской области. Мы проехали 600 километров и увидели неплохой участок со старым деревянным домом. Вскоре мы его снесли и начали строительство нового двухэтажного дома.

Из-за работы в Москве мы не могли участвовать в стройке, поэтому пришлось нанимать людей из соседних деревень. К счастью, цены на строительные материалы и рабочую силу здесь в несколько раз ниже, чем в Москве. В итоге за два года мы потратили на строительство почти все наши деньги — порядка 1,5 миллиона рублей. Стройка завершилась к осени 2013 года, мы с мужем уволились с работ и начали планировать переезд. Однако дом был готов снаружи, но не внутри, и нам пришлось въезжать в практически пустое помещение — началась жизнь без мебели, без денег, без работы.

Сразу после переезда мы стали искать работу в районном центре, который находится в 10 километрах от нас. В Москве я подрабатывала фотосъемкой свадеб и думала, что смогу без проблем устроиться здесь свадебным фотографом, — как человек из столицы с крутым фотоаппаратом. Однако выяснилось, что в районном центре хорошо развита сфера свадебной фотографии, и я оказалась никому не нужна.

До переезда я также работала доулой, то есть помогала беременным женщинам. В свое время я посетила множество семинаров и курсов для доул, поэтому могу консультировать по вопросам грудного вскармливания и естественных родов. Я решила использовать свои знания и завела тематический блог в инстаграме. Уже через полгода я провела первый семинар по родам в Москве, что принесло хороший доход, и я стала развиваться в этом направлении. Тогда же мужу дали должность заведующего сельским Домом культуры, и у нас появился стабильный заработок.

В нашей деревне примерно 50 домов, и больше половины из них заброшены. Новых хороших домов, как у нас, всего четыре. Деревня пустеет, потому что в ней не проведен газ, а топить электричеством довольно дорого. К тому же в минус 30 никакое электричество не обогреет дом — приходится топить дровами. Наши соседи — это в основном люди в возрасте, которые занимаются сельским хозяйством и хорошо выпивают. Молодежь сюда приезжает только в гости на лето.

Здесь плодородная земля, и заниматься сельским хозяйством несложно: например, в этом году я посадила рассаду и даже не полола грядки — помидоры и огурцы выросли сами собой. Но муж не поддерживает идею создания своего огорода, а я часто занята маленьким ребенком, поэтому мы пока ничего не выращиваем на продажу. Чтобы зарабатывать деньги на сельском хозяйстве, нужны большие вложения в технику и инфраструктуру, а у нас нет на это ни средств, ни желания.

В нашей деревне примерно 50 домов, и больше половины из них заброшены. Новых хороших домов, как у нас, всего четыре

В деревне нет магазина и школы, поэтому из-за частых поездок в районный центр большая часть заработка уходит на бензин. Но все равно жить в собственном доме в разы дешевле, чем снимать квартиру в Москве. В деревне я плачу только за электричество: зимой — 20 тысяч рублей в месяц, а летом всего 600 рублей. Бывают, конечно, форс-мажоры: например, может снести крышу дома, иногда водопровод ломается, но от этого никто не застрахован.

После жизни в городе тяжело было привыкнуть, что в деревне тебе никто ничего не должен. Первые полтора года мы жили без генератора электричества, и однажды нашу деревню завалило снегом и оборвало провода: в доме ни света, ни тепла, а во дворе — снег по пояс. В итоге мы шесть часов чистили дорогу до трассы, чтобы выехать хотя бы в магазин. В другой раз был ураган, у нас пропало электричество, а крышу дома снесло прямо на машину. Если в городе у тебя сносит крышу, ты просто звонишь в ЖКХ. Если в городе сломалась машина — вызываешь эвакуатор. А в деревне тебе никто не поможет, здесь ты можешь рассчитывать только на себя.

В целом мы с мужем спокойно приняли новую жизнь, но старшим детям переезд дался тяжело. Они учились в третьем классе, все их друзья остались в Москве, а здесь, по сути, единственный человек, с которым ты можешь выйти погулять, —это твой брат. Мы устроили их в сельскую школу в пяти километрах от дома, и они окунулись в среду, где дети не знают, что такое сенсорный телефон и PSP, где в школе жесткий контроль за выполнением заданий, потому что там учатся два-три человека в каждом классе. В первый год в школе не было приличного туалета, была просто яма на улице и умывальник без проточной воды. Поэтому неудивительно, что через два месяца, когда к нам в гости приехали бабушка с дедушкой, дети стали жаловаться и проситься в Москву.

Никто им, конечно, уехать не дал. Они окончили начальную сельскую школу, а в пятый класс пошли в другую школу в районном центре. Но она нас не устраивала еще больше, чем предыдущая: одноклассники наших детей курили, пили энергетики и пиво, активно прогуливали уроки, и это считалось нормой. Ни родители этих детей, ни учителя ничего не делали, чтобы это остановить, поэтому я решила забрать детей на домашнее обучение.

С помощью учебников и интернета мы с мужем самостоятельно стали преподавать детям. Я составила расписание и вскоре поняла, что каждый день заниматься разными предметами довольно сложно. Ребенок перескакивает с одной дисциплины на другую и глубоко не вникает ни в одну. Поэтому одним предметом мы занимаемся в течение недели. Ребенок полноценно погружается в тему, смотрит дополнительные видео из интернета, и его знания становятся упорядоченными.

Чтобы в будущем дети получили аттестат, мы подключились к онлайн-школе, где для перевода в следующий класс нужно ежегодно сдавать экзамены. Помимо школьной программы, наши дети также изучают то, что им интересно. Например, Саша любит рисовать, поэтому он уже окончил онлайн-курс по рисованию, а сейчас завершает курс веб-дизайна. В 11 лет он получит сертификат веб-дизайнера и будет подготовлен к будущей профессии. Сейчас дети уже не просятся в город, но, конечно, любят приезжать на несколько недель в Москву к бабушке с дедушкой. Я называю нас «семьей будущего», в которой дети приезжают на каникулы не в деревню, а в город.

Днем у меня практически нет свободного времени: я занимаюсь домашними делами, детским обучением и воспитанием, вожу ребят на спортивные занятия. Помимо этого, я работаю — веду свой блог и онлайн-курсы по подготовке к родам. Однако время для отдыха найти легко: сделал шаг во двор — и уже можешь жарить шашлык, качаться на качелях, прыгать на батуте. Кстати, в деревне быстрее высыпаешься. Многие гости говорят, что у нас очень хорошо спится. Может быть, это из-за воздуха, а может быть, из-за атмосферы спокойствия.

В городе все гонятся за самым лучшим: всем нужно иметь хорошую машину, хорошую работу, хорошие вещи. А здесь одевайся как угодно — всем все равно.
В прошлом году на Кипре я хотела купить сумку Armani, но поняла, что в деревне эта сумка будет выглядеть как обычная сумка с рынка. За три года я изменилась и поняла, что ценность жизни не в вещах и статусе, а в твоей свободе, в свежем воздухе вокруг.

В деревне время идет медленнее. Здесь меньше времени уходит на дорогу и пустые разговоры, поэтому за день успеваешь больше, чем в городе. Тут тебя никто не отвлекает от дел, не приглашает на многочисленные свадьбы и дни рождения.

Наш переезд был авантюрой. Мы уехали в пустоту, над нами смеялись друзья, и я думала, что мы не сможем долго прожить в деревне. А сейчас я довольна своей жизнью. Я живу стабильно, без надрыва, и зарабатываю больше, чем до переезда. Большинство знакомых не понимают нас: они думают, что мы здесь мучаемся, и уговаривают вернуться обратно. Но я больше не хочу жить в городе.

Я составила расписание и вскоре поняла, что каждый день заниматься разными предметами довольно сложно.

Выбор места

Поскольку после увольнения у нас появилась куча времени для поисков, то мы тут же рванули по деревням в поисках подходящего места. Изначально решили переезжать не очень далеко от Тюмени, но смотрели уже в соседней Свердловской области. Тому было несколько причин, одна из которых финансовая. Дома в соседней области оказались почти вдвое дешевле. Объехали мы несколько деревень, и наконец нашли милый домик с достаточным участком (50 соток). Познакомились с хозяйкой, приехали в Тюмень и стали думать. Район, деревенька, дом нам очень понравились. Мы приехали еще раз, чтобы договорится о продаже, заодно посадили в огороде картошку, чтобы уже совсем так сказать окопаться. А затем уехали обратно добывать деньги на мечту. Подробнее про то какими критериями мы руководствовались при выборе дома и места в статье Как найти дом в деревне.

Чтобы что-нибудь купить, нужно сначала что-нибудь продать. Нам повезло, что у нас была в собственности «лишняя» малосемейка-студия, не повезло в том, что рынок недвижимости был на спаде. Начни мы ее продавать месяцев за 6 до этого момента, то смогли бы выручить на половину стоимости больше и это ой как было бы кстати. Но что поделать, как говорится знал бы прикуп жил бы в Сочи! Через месяц, в июне 2016г., сильно сбросив цену мы продали наш «пансик», погасили остатки ипотеки и помчались приобретать дом. С этого момента жизнь наша закипела потоком событий и перемен в укладе, сознании и привычках.

Окончательно переехали в свой дом мы в середине июля. Перевезли все вещи к концу лета, а в сентябре у нас уже были свои куры, козы, полный погреб картошки и заготовленные на зиму дрова. Таким образом наш переезд из города в деревню на ПМЖ завершился окончательно и успешно.

Лучше всего это сказано в методе Кошастого, но я попробую перефразировать.

Весна в деревне: реальные истории переезда из города в деревню, форум, отзывы

Здравствуйте, вот и нашелся момент написать о нашей истории переезда. 5 января 2013 года мы въехали в собственный дом. Мы с супругой и 2 кошки, чуть позже появился пес. Но началась история летом 2012 когда нам, не можем вспомнить почему, вдруг пришла идея, что надо переезжать в деревню. Но, обо всем по-порядку.

Итак, в начале жаркого лета 2012-го, как уже выше сказал, непонятно откуда пришла мысль — хватит жить в этом загазованном городе (экология, кстати, действительно ужасная), надоело: смотреть на физиономии гуляющего по улице с бутылкой пива быдла, выслушивать претензии соседей о том, что ночью мой еле шепчущий телевизор мешает им спать, терпеть запахи испражнений кошки, живущей за стеной от нашей кровати. Какой может быть выход? Частный дом, только вот на квартиру то копить нужно лет 20, если ничего не есть, а на дом в городе еще дольше. Наверное так и пришла мысль уехать в деревню. А может быть и не так. В общем, точно не помним уже.

Для начала была изучена мат.часть. Как человек основательный, привычно перелопатил Интернет на тему переезда в деревню, нашел несколько интересных ресурсов — деревню-онлайн, естественно; помещик.ру — история очень основательного товарища, который уехал таки в свой домик в деревне; еще ряд похожих историй. Не обошлось и без метода Кошастого.

Читайте также:  Новоузенск - адреса и контакты отделений пенсионного фонда на сегодня

Что же я узнал интересного в итоге? Что отопление дома должно быть дровяным — на случай апокалипсиса или энергетического кризиса; электричество человеку деревенскому, в принципе, не зачем; интернет развращает; туалет должен быть во дворе — простите, какать на корточках очень физиологично; а воду нужно таскать из колодца — так вкуснее.

Кошек нужно целую ватагу — мышей ловить, а если собака, то это должен быть алабай, а лучше 2 или 3, они очень умные и любят жить в стае. Дом должен быть срублен из дерева, а лучше сложен из соломы, печь должна быть русской, на ней и готовить можно. Да, обязательна баня, ибо после огорода с себя грязь смывать холодной водой из колодца проблематично.

Кроме того, нужно завести коз — они не прихотливые, дают молоко, а козлят на мясо; курей — для яиц и мяса, опять же. Коров и свиней держать не выгодно — слишком много мороки. Ну и территорию вокруг дома нужно засадить топинамбуром — на голодный год сойдет. Чуть не забыл — нужно еще отрастить бороду и волосы длинные, чтобы зимой было теплее, а летом прохладнее.

В принципе логика правильная — ну вот скажите, зачем нам с женой, людям исключительно городским, которые тяжелее мышки в руках ничего не держали (я журналист, она верстальщик), жить в центре, пусть и промышленного и умирающего, но города, в съемной однокомнатной квартире на 2-м этаже пятиэтажки. Иметь холоднуюгорячую воду, стиральную машину, ванную, балкон, кабельное телевидение, высокоскоростной Интернет. Добираться до работы пешком за 15 минут, на машине за 10. Ходить в кабак, расположенный в 100 метрах от дома. Это все излишества. А вот зимой на корточках в туалете, да еще после того как снег почистил, дров наколол, да воды из колодца натаскал — вот она жизнь настоящая.

В общем нас весь этот «романтик» так впечатлил, что мы засобирались в деревню. Так бы и уехали в глухую тайгу топинамбур выращивать, но реальность диктует свои условия. Во-первых, работу бросать нельзя — обязательства всяческие (как раз повышение получил). Во-вторых, совсем-таки, без удобств, тоже нельзя. Таким образом появились некоторые требования к удобствам и сузился регион поисков. Были изучены предложения на дома вокруг города в Интернете, выяснены примерные цены, выбраны пара деревень и, в июле 2012, поехали смотреть это все дело вживую. Так получилось, что первым мы посмотрели как раз тот дом, в который и въехали.

Поселение на железной дороге, правда статус станции понизили и теперь здесь не останавливаются поезда. В селе есть почта, сберкасса, несколько магазинов, детский сад, АЗС, рядом шокла. Есть даже свое местное ЖКХ. Расположена половина на горе (железнодорожная часть считается), вторая половина — через линию ниже по склону.

В нашей железнодорожной части электричество от ЖД (говорят не выключается), в доме газ (в печь вмонтирован котел, форсунка нагревает воду, которая самотеком отапливает дом), во дворе скважина и шланг в дом, в доме слив серых стоков, к дому пристроена баня со своим сливом. Во дворе небольшой гаражик-мастерская (мотоцикл с люлькой влезет), трехкомнатный сарай (все для свиней оборудовано), старая баня с каким-то хламом, рядом дровница под крышей, еще какой-то сарайчик с летним душем, ну и, естественно, туалет (про физиологичность не забыли?). Плюс еще огород. Ну и двор перед домом. Всего дом занимает соток 15. Перед домом до дороги длинный палисадник. Дом саманный (в нашей местности все такие — степи кругом), пристроена столовая и кухня, сени и баня из шпал.

Смотрели и другие варианты — все просили 400 тысяч (с торгом), под мат.капитал типа, но другие варианты не устроили. Где дом совсем маленький, где удобств никаких, где удобства есть — земли нету. В общем, запал нам этот домик сильно. И вот через полгода всяческих мытарств нам удалось его купить.

К этому моменту мы завели сначала кошку.

. а потом и маленького кота (думали уже в декабре въедем, ага).

В последние дни 2012 оформили сделку и 5 января нам освободили дом.

Только въехали — потекла крыша в двух местах. Крыша тонкая над кухней — снег тает, стекает, а там где кухня кончается — превращается в лед. Вот и ищет растопленная водичка себе пути. И находит их к нам на кухню.

Баню прежние хозяева, зачем-то, изнутри побелили.

Переезд стоит отдельной статьи, но если вкратце — заезжали по-деревенски. Не было аккуратных газелек и грузчиков в синих комбинезончиках. Были трое друзей, КАМАЗ-самосвал с прицепом. Грузовик мы умудрились усадить в снег намертво — вся деревня смотрела, как эту бандуру таскал по улице 20-тонный фронтальный погрузчик. (кстати, замечаем, что соседям по-приколу наблюдать, как мы буксуем по улице. иногда выходят помогать) Вещи разгрузили с КАМАЗа, оставили на улице новый холодильник, газовую плиту, столы всяческие, а сами в доме греемся. Весело было. Потом баня, застолье. а потом началась жизнь. Обыденная жизнь.

Завели собаку — алабая естественно.

Смотрим спутниковое ТВ и чистим снег. Этот пост, кстати, пишу потому, что уехать сегодня в город не получилось. В регионе ЧС в связи со снегопадами — метет жуть. До станции доехали, а назад никак. Потом застряли. Смотрим — трактор железнодорожников мимо нас проехал. Гляжу — застрял (видать карма). Мужики откопались и на веревочке мою калинку до дома дотянули. Вот и сидим пока дома, надеемся, что дороги расчистят.

Вместо одной маленькой чужой комнаты и кухни, мы получили свою кухню, в которой мы готовим.

. спальню, в которой мы спим и храним шмотки (тряпки от моих сигарет теперь не воняют).

. столовую, в которой мы постоянно сидим. Комнату для гостей, в которой уже несколько раз ночевали наши друзья, и кабинет, который пока используется как склад вещей, которые мы еще не успели разобрать. Кроме того, у нас есть двор, который нужно чистить.

. и туалет в который нужно бегать. В общем, все как по форумам.

Весной должен пойти огород, куры и прочие прелести жизни. А пока мы счастливы!

Смотрим трактор железнодорожников мимо нас проехал.

Как возникла идея переезда

Лера: Я стала замечать, что в столице меня не устраивает почти всё. Во-первых, там очень много людей, в том числе непорядочных. Мне не нравится сама суть капитализма, которая в Москве обострена до предела: стремление заработать денег любым способом, без конца тянуть одеяло на себя и идти по головам. Во-вторых, атмосфера большого города — постоянный шум, автомобили, толпы, плохая экология. В-третьих, адские кучи бабок, которые ты отдаёшь за жильё, совершенно непропорциональные размеру и качеству этого самого жилья.

В то же время судьба начала подкидывать мне фильмы и книги с идеями о том, что человеку лучше жить наедине с природой. Так я решила из индустриальной среды перебраться ближе к земле, куда-нибудь в глушь, чуть ли не коров доить. Один раз даже съездила в эко-поселение, где люди живут натуральным хозяйством. Мне там очень понравилось! Но Саша не поддержал такие радикальные перемены.

Александр: Я твердил, что даже если мы готовы жить в бытовке и питаться укропом, нам всё равно нужны деньги, чтобы арендовать землю и купить стройматериалы. Возможности накопить у нас не было никакой, потому что каждый месяц мы уходили в ноль. Да и найти работу в глуши без доступа к интернету мне представлялось слишком сложной задачей.

Тогда у меня был большой проект в музее, который находился на другом конце Москвы. На дорогу из дома до работы уходило по четыре часа в день. Целый месяц я трудился без выходных. Это был март, погода отвратительная, настроение — тоже. Однажды я возвращался домой и думал о том, как чудесно было бы сейчас отдохнуть на даче. И тут меня осенило!

Я предложил Лере переехать в деревню Заборье в 20 километрах от Рязани. Там моей семье от бабушки с дедушкой достался кирпичный дом с участком, который как раз удачно пустовал. В доме есть канализация, отопление, горячая вода и газовая плита — сплошной комфорт. Из окон видно сосны и соседских гусей, можно гулять в поле, пить из колодца и завести козу. И главное, туда можно было провести интернет и работать удалённо. Идеальный вариант.

Лера: Тяжелее всего было расставаться с друзьями. Но я говорила себе, что я вправе жить там, где мне комфортно. А настоящие друзья точно будут приезжать в гости. Так и вышло. Друзья, кстати, не отнеслись к нашему решению серьёзно. Думали, что мы пару месяцев поживём в деревне, отдохнём, заскучаем и вернёмся в Москву. Никто не отговаривал, хотя некоторые предлагали помочь с деньгами или жильём.

Александр: Что я терял: высокооплачиваемую работу с графиком, который тебя через пару лет в гроб загонит; квартиру, за которую я отдавал больше половины зарплаты; друзей, с которыми и так виделся раз в два-три месяца. Понимаю, что в общественном сознании наш поступок выглядел как гигантский шаг назад. И да, скорее всего, я упустил много карьерных возможностей. Но в личностном плане я перешёл на новый уровень. Стал чувствовать себя свободным и живым.

Такое психологически сложно принять.

Подготовка к переезду в деревню

К этому времени наши родственники на Кавказе уже вовсю вели хозяйство, держали кур, индюков и нутрий. И мы 2 года подряд приезжали к ним летом в отпуск, чтобы поучаствовать немного в этом процессе. Параллельно в этот же период много читаем в интернете разных историй переселенцев из города в деревню, находим и смотрим каналы деревенской тематики, которые в это время стали появляться как по заказу в большом количестве. В общем зреем информационно.

Не обойден был и труд Виктора Сергиенко, под названием «Метод Кошастого», который произвел глубочайшее впечатление и во многом повлиял на наши решения. К примеру в выборе места и дома. В общем к 2016 году внутри семьи, сформировалось состояние, когда в городе стало жить если не тяжко, то весьма уныло. На работе кроме зарплаты меня больше ничего не удерживало, а искать новую с теми же проблемами я посчитал глупой затеей. Так мы и порешили на семейном совете, с работы увольняться и искать пути реализации намеченной цели — переезд в деревню на свое хозяйство.

Кстати свое хозяйство — это не просто фраза, а ключевой момент, поскольку просто поменять квартиру в городе, на квартиру за городом, пусть и в частном доме, мы уже категорически не хотели. Нам нужно было именно хозяйство, с возможностью содержать сельхоз животных, большой огород, сад и прочие возможности. К примеру дом на участке в 10-15 соток в пригороде по этим критериям нам категорически не подходил, поскольку в 99% случаев это земли ИЖС и черта города, где официально нельзя держать скот. Да и участок 15 соток огороженный глухим забором не выглядит просторным.

Район, деревенька, дом нам очень понравились.

Переезд из города в деревню — мнение спустя почти 10 лет после переезда.

Мы живем в деревне с мая 2011 года, переехали из Новосибирска почти за 200 км в тупиковую деревню. Про переезд из города в деревню мы теперь знаем если не все, то практически все. К нашему удивлению, свое мнение о деревенской жизни спустя почти 10 лет после переезда мы не поменяли, а лишь еще больше уверились в правоте своего выбора. После нашего переезда, в эту же деревню приехало еще несколько городских семей, все по разным причинам.

Заблуждения о деревенской жизни.

Долгожданный переезд

Решающими стали два события:

  1. Мы узнали, что ждём ребёнка, и через несколько месяцев я ушла в отпуск по графику с последующим декретным отпуском.
  2. Мужу предложили перевод в город Боготол. Зарплата сохранялась, и в качестве бонуса предоставлялось служебное жильё.

Через две недели мы уже собирали вещи. Коробки, кстати, взяли у друга, который работает на складе. В них было удобно паковать как одежду, так и всё остальное.

Нам всегда хотелось всё бросить и уехать жить в маленький, спокойный город или деревню.

Перевозка всех наших вещей, включая мебель, обошлась нам в 6 000 рублей с помощью специальной компании. Перед отъездом я продала свою беговую дорожку за 10 000 и некоторые верхние вещи за 12 000 через Авито. Эти деньги пригодились нам в первый месяц жизни на новом месте.

Кстати, о нашем новом жилище. Оказалось, что работа мужа находилась в городе, а жильё нам предоставили в селе рядом. Причём у обоих населенных пунктов название одинаковое. Но нас это даже обрадовало — ведь мы мечтали о сельской местности.

Кроме того, купили хлебопечку.

Дауншифтинг — жизнь для себя вместо карьеры

Одно из современных модных течений и явлений в обществе — дауншифтинг. Этот термин появился лет двадцать назад, говорят, благодаря журналистке Саре Бен Бреатнах. Изначально им обозначили явление, ставшее противоположностью и логическим продолжением культуры «молодых городских профессиональных людей» — яппи. Яппи, устав от карьерной гонки, дедлайнов и тайм-менеджмента, подались в радикально иную сторону — стали дауншифтерами. Первые дауншифтеры добровольно отказывались от карьеры и должностей топ-менеджеров, переходя на более низкие должности в обмен на уменьшение ответственности и количества обязанностей, а то и вовсе становились почтальонами или работниками небольших предприятий — без ответственности, но и без большого дохода, а значит, и без привычного образа жизни. Вообще-то, «downshifting» по-английски обозначает замедление какого-либо процесса или переключение коробки передач машины на более низкую скорость.
Популярность дауншифтинга теперь становится головной болью менеджеров по кадрам: если раньше они беспокоились о том, что ценный сотрудник может быть переманен конкурентами, то сейчас переживают, что ведущий руководитель отдела вдруг отпустит бороду, сменит костюм на шорты или тёртые джинсы и отправится выращивать капусту, медитировать на берегу океана или заниматься ещё Бог весть чем, совершенно не относящимся к биржевым котировкам.

И хотя активисты движения по созданию родовых поместий неоднократно обращались к законотворцам с просьбами о принятии Федерального Закона о родовых поселениях, на сегодняшний день имеется только проект закона с весьма туманными формулировками.

Ссылка на основную публикацию